462

Интервью с первым в Адыгее фермером

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Адыгея» 04/04/2012
Фото: АИФ

«Я всегда жил по твердому хозяйскому расчету, а Бог располагал моей судьбой иначе», - говорит он.

Вот и весна намерилась «сбежать» из Адыгеи! Впрочем, кое-кто зиме рад: в животноводческом стаде Адыгеи остались заморские холодолюбивые буренки. Не лиловые и не «в цветочек» - но по-своему нежные. О том, как выходить стадо в республике, о натуральном хозяйстве и продовольственной политике мы говорим с первым в Адыгее фермером Асланом АТАШУКОВЫМ.

Зорька или Гретхен?

- Аслан Юнусович, сегодня в стране снова стали говорить о том, что нужно возрождать советскую славу животноводства. Такое - реально?

- Сейчас можно реально говорить о том, что господдержка сельскому хозяйству есть. Другое дело, что она не в том качестве, как хотелось бы крестьянам. Заниматься только растениеводством проще: вырастил, собрал урожай, получил прибыль. Животноводство требует другого отношения. И души! Животных нужно любить. В советские времена мой дед держал до 1 тыс. голов овец, считал это нормальным для семьи. Это, наверное, у нас в крови. Еще до начала 90-х, когда пошло развитие крестьянско-фермерских хозяйств, я дома держал на откорме 15 голов крупного рогатого скота. Тогда как было: брал из колхоза молодняк, откармливал и сдавал государству, получая за это дополнительные деньги к своей сельской зарплате. Я настолько привык к этому, что к 90-м годам, когда в стране заговорили о фермерстве, у меня фактически все было налажено. Но многие фермеры не выдержали. Только в нашем районе было больше 1 тыс. фермерских хозяйств, а осталось не более 800.

- О возрождении поголовья: лет 7 назад в Адыгею были завезены импортные коровы, которые в большинстве своем погибли. Почему?

- Да, тогда по лизингу Адыгея получила молочно-продуктивных коров из Германии. И, я уверен в этом, немецкие поставщики нас попросту «надули». Из 35 коров, которых я получил в свое хозяйство, удалось спасти и выходить только 12. Оказалось, они не могут жить в погодных условиях юга - нам продали холодостойкую породу. Возможно, для центра и севера РФ они и хороши, но в Адыгее были обречены. При температуре выше 20° С они перестают есть и начинают болеть. Нам пришлось многое пережить, просто сердце разрывалось. Они и сечйчас чаще болеют, чем наши, российские.

- Люди держат дома хозяйство, как раньше?

- Нет, огороды и то у многих зарастают сорняком. Мне горько, но некоторые даже картошку для себя ленятся посадить! А что же есть будешь зимой? Лет 15 назад в ауле утром выгоняли в стадо 300-400 голов. В каждом дворе держали по несколько коров, телочек, бычков на откорм. Сейчас хорошо, если в аульском стаде 80 голов наберется.

- Как думаете, почему?

- Хозяйство, огород требуют много труда. Но дело не только в этом. Раньше отелилась дома корова, можно было купить еще пару телочек по 1,5 тыс. рублей за голову. Подпоил домашним молочком, и выкормил - уже хозяйство. Сегодня 2-х месячный теленок стоит 8 тыс. рублей! Разве может одинокая пенсионерка позволить себе держать корову? Да и корм для скотины очень дорогой.

- Адыгея всегда была сельскохозяйственным регионом - 75% валового регионального продукта составляла продукция АПК. Если говорить об экономике республики, то сельское хозяйство для нее локомотив?

- Должно быть локомотивом. Но не хватает ему силенок. Нет кадров. Почему? Сельская семья, немного заработав денег, старается отправить ребенка учиться в вуз - в Майкопский технологический университет, в котором есть профильные сельскохозяйственные специальности. И вот возвращается домой молодой специалист. Я предлагаю ему работу, не только я, любой фермер. Но он отвечает: как это я с дипломом о высшем образовании на трактор сяду?! Он не хочет работать на земле. И навозом пахнуть после фермы не хочет. Молодые, не имея опыта работы, хотят сразу получить должность, и зарплату за эту должность. То, что они должны получать «подъемные» за то, что приехали работать в село, хорошую зарплату и условия жизни - необходимость. Так было и в советские годы, но теперь потеряно.

Паритет и соцпакет

- Вы решились заниматься животноводством. Почему?

- Я сразу хотел создать многоотраслевое хозяйство: держать скот, но и заниматься растениеводством, овощами. Так всегда есть возможность для маневра. Став фермером, купил 12 дойных коров и получил в аренду 12 гектаров земли. Все складывалось удачно, надои были больше 5 тыс. литров в год.

- Но в 90-е годы было сложно найти рынок сбыта - перерабатывающие заводы почти не работали...

- Я обеспечивал молоком социальные учреждения района: детские сады, больницы, дом инвалидов. В таких учреждениях было трудно с поставкой продуктов. Думаю, мне это помогло. Года через 2-3 мне дали 100, потом еще 200 гектаров земли. Позже выделили участок, рядом с которым есть все необходимые коммуникации - недалеко от самого аула, где я построил уже собственное сельхозпредприятие: ферму, кормохранилище, площадку для агротехники. Сейчас у меня 136 голов крупного рогатого скота, из которых 80 - молочно-товарное стадо, 1500 га земли под озимыми, кукурузой, подсолнечником, овощами и бахчей.

- Проблема, на которую многие руководители хозяйств жалуются - люди не хотят работать на фермах. От вас работники не бегут?

- Коллектив - это главное, без рабочих рук на земле ничего не сделаешь. А для этого нужно создавать хорошие условия. У меня работает 20 человек - механизаторы, доярки, скотники. У нас трехразовое бесплатное питание для всех работников. Не только во время страды, круглый год. Мужчин я даже куревом обеспечивал, чтобы они не думали, что нужно в магазин сбегать… Но это не столь важно. Основное, конечно, хорошая стабильная зарплата. Каждый механизатор у нас в год получает свыше 200 тыс. рублей. Люди довольны, они работают с любовью, с настроением и с юмором - немаловажный показатель. Поэтому «смотреть в рюмку» у нас исключено.

- Аслан Юнусович, в Адыгее говорят - вы никогда не отказываете в помощи людям?

- Как-то так повелось, что мы в хозяйстве решили: в большие праздники для пенсионеров и стариков привозить в Майкоп продукты. Бесплатно раздаем больше 300 кг мяса, до 1 тонны растительного масла. Обычно 2-3 раза в год мы стремимся это делать. Надеюсь, что правило останется неизменным навсегда. У адыгов есть определенные этнические обычаи - например, на похороны необходимо забить быка килограммов на 200, чтобы раздать мясо всем, кто придет. Это очень большие затраты, которые не каждая семья может себе позволить. Мы помогаем таким семьям в нашем районе. Стараемся выделить финансовую помощь школам, спортсменам района. Не потому, что есть лишние деньги. Просто, я считаю, нельзя жить на селе, работать с людьми, а прибыль класть только в свой карман. Это не по-крестьянски. Благодарность всегда возвращается.

- Вам помогала семья?

- Семья для любого успешного человека - поддержка и опора. Мне тяжело говорить об этом, но судьба так сложилась: жена умерла рано, в 53 года. Она работала бухгалтером в колхозе, я - на инженерных должностях. Конечно, основу всему, чего я смог достичь, мы заложили вместе. Держали большое хозяйство, выращивали помидоры на продажу - тогда в Адыгее это была, пожалуй, единственная возможность заработать деньги на то, чтобы построить свой дом или купить машину. При советской власти это было не в чести. То, что крестьяне в Шовгеновском районе практически все выращивали дома помидоры, называлось «нетрудовыми доходами», за это наказывали, людей считали чуть ли не жуликами - «спекулянтами»! Но все равно все старались заработать на помидорах. Так построили сначала один дом - младшему брату, потом построили свой. Работали от зари и до зари. У меня очень рано умерла и дочь, оставив двоих маленьких внуков. Это был жуткий период в моей жизни, невыносимая тоска. Все думал тогда - за что такие испытания? Плохо, что мы приходим к Богу в горе. Наверное, это не правильно. Надо приходить в радости - каждый день.

По улице с оркестром!

- Аслан Юнусович, вы по профессии инженер-механик?

- И музыкант! Играл в оркестре на тромбоне и бейн-басе. Я очень люблю музыку, она многое мне дала. Для игры на духовых инструментах, кроме музыкального слуха и ума, нужна еще и развитая грудная клетка. Выводить соло на трубе - сложное искусство. Я играл в оркестре в армии и потом, когда поступил в военное училище. В 60-е годы, когда учился в педагогическом институте, было очень популярно все городские торжества отмечать с духовым оркестром. И мы шагали по главной улице Тулы, выдувая марши, гордые собой…

- Вы учились в музыкальной школе?!

- Нет, тогда не было музыкальной школы в ауле. В 50-е годы в наш сельский дом культуры закупили духовые инструменты. И в клуб пригласили из соседнего района музыканта-фронтовика, который во время войны играл в духовом оркестре. Он собрал мальчишек, кто, по его мнению, подходил для оркестра и стал учить нас. Он все время повторял: не ленитесь постигать музыку и трудиться, потом в жизни будете нарасхват. Так оно и вышло. Я ведь еще и пел. Благодаря музыкальной грамоте, еще школьником я впервые попал в Москву, причем выступал на сцене Большого колонного зала Кремля! Пел в хоре аульской художественной самодеятельности. Я учился в 10 классе, когда Адыгея широко праздновала 400-летие воссоединения с Россией. В Москве мы гастролировали почти 2 недели, и нам, школьникам, выдавали 5 рублей в сутки! Для аульских мальчишек это было баснословное богатство.

- А сейчас вы играете?

- На какой-то праздник в Центральном парке Майкопа, когда музыканты отдыхали, я решил вспомнить молодость - друг подначивал. Не получилось, за столько лет потерял навык. Но если недельку позанимаюсь, думаю, снова смогу выдавать соло!


 ДОСЬЕ

Аслан Аташуков родился в 1940 году в ауле Мамхег Шовгеновского района Адыгеи. Окончил Тульское военное автомобильное училище, по специальности - инженер-механик, а также исторический факультет Тульского пединститута. В 1990 г. основал первое в Адыгее фермерское хозяйство, которое возглавляет почти 22 года.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых