aif.ru counter
54

Выборы в Абхазии: сговор коррумпированных чиновников?

Мы примерно знаем, что скажет премьер-министр Сергей Шамба. Он собственно уже сказал, что «никаких проблем» в отношениях с Россией нет. Мы не знаем, что скажет исполняющий обязанности президента Абхазии Александр Анкваб, он вообще пока молчит. Вероятно, кандидаты представят серьезные программы в этом плане, а не будут делать вид, что российско-абхазская проблематика существует лишь в возбужденном воображении оппозиционных умов, пишет СaucasusТimes.

Вместе с тем, к нынешним выборам избиратели Абхазии приходят с ощущением, что в отношениях с Россией не всё гладко. И последняя череда скандалов тому подтверждение.

Скоропостижно скончавшегося в конце мая президента Абхазии Сергея Багапша было принято считать предельно «пророссийским» политиком. Многие сограждане полагали, что он «всё продаёт России». В каком-то смысле Багапш давал повод для таких суждений. Он поддерживал очень непопулярные в обществе сделки наподобие продажи госдачи близ Пицунды за несколько рублей. Он уверял, что доведёт эти сделки до конца. Однако, что увидели жители Абхазии после его смерти?

Багапш ровным счётом ничего не продал и не сдал. Сделка по госдаче пока не состоялась. Вопрос о передаче России высокогорного района Аибги в целом решён в пользу Абхазии, за исключением вопроса о части самого поселка, который ещё будет обсуждаться согласительной комиссией. Вопрос вокруг военного санатория тоже вроде бы решён в пользу Абхазии — министерство обороны РФ намерено вернуть его абхазским властям. Лишь конфликт в Новом Афоне не улажен. Багапш явно не был сторонником чётких стратегий.

Страна придерживалась «плавающего курса, такими же были отношения с Россией. На словах Багапш часто выступал за те или иные уступки, но на деле ни одну из них не довёл до конца. Что это было? Просто не успел? Или лавировал между Москвой и своей оппозицией, наступавшей ему на пятки? Иногда в публикациях СМИ на тему российско-абхазских отношений Москва предстаёт неким монстром, стремящимся кусок за куском освоить Абхазию, ассимилировать местное население и заполонить прибрежные участки дачами своих генералов. Но иногда кажется, что у Кремля нет вообще никакой политики по отношению к Сухуму. И при этом Москва многое решила в свою пользу — обезопасила себя от «угрозы НАТО», создала защитный пояс вокруг Сочинской олимпиады и т. д. По большому счёту, России в Абхазии больше ничего и не нужно.

У Кремля много башен, и когда мы говорим «Москва», чаще всего подразумеваем, что партнерами Абхазии по переговорам в каждом конкретном случае являются те или иные госструктуры, общественные организации или бизнес. Смотрите, только в одном из последних примеров — госдачи, речь шла о том, что территория должна была быть передана в управление правительству РФ. В случае Аибги «торчат уши» сочинского бизнеса и олимпийского строительства, в случае с военным санаторием, министерство обороны РФ, а в случае с Новым Афоном - Русская Православная церковь. То есть, по большому счету везде речь идёт о столкновении интересов Абхазии с корпоративными интересами тех или иных игроков с российской стороны. В Абхазии велико желание всё это назвать «рукой Кремля», но надо отдать должное местным чиновникам, которые слишком часто пытаются выставить свои совместные бизнес-интересы с российскими компаниями средней руки - как волю России. Таким образом, они отводят от себя удар, осваивая - от имени «важных людей» - прибыльные куски абхазского побережья Чёрного моря.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых