aif.ru counter
26

Интервью с «простым советским бюргером»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. «АиФ-Адыгея» 01/02/2012
Фото: Надежды Кривко

Реальные факты конца 70-х: 25-летняя девушка - токарь 6 разряда зарабатывала на одном из Майкопских заводов-«металлистов» в месяц 350 рублей.

Почему сейчас все иначе? О том, кто виноват и что делать, а также почему в Майкопе не в кайф быть пролетариатом, мы говорили в редакции «АиФ - Адыгея» с нашим гостем, который сам себя называет «простым советским бюргером» и специалистом зубофрезерных, шлифовальных и расточных станков Йоханом ШТРЕМЕЛЕМ.

Трудно быть бюргером

- Йохан, вы выросли в СССР, ощущали себя «российским немцем»?

- Моих родителей репрессировали в 1941 году. Тогда была ликвидирована Автономная Светская Социалистическая республика немцев Поволжья, центр которой находился в Саратове. Всех немцев сослали на поселение, большей частью за Урал, где оказались и мои родители. Я вырос в Омске. После школы отслужил в армии, с отличием закончил техникум и был зачислен в Хабаровский институт народного хозяйства без экзаменов. После института работал на Севере 18 лет. В 1992 году я получил от ФРГ приглашение на переезд вместе с семьей - женой и сыном.

- Трудно было привыкать к иному образу жизни?

- На адаптацию давалось полгода. Жена по образованию педагог, ей пришлось переучиться, она стала медсестрой по уходу за пожилыми людьми в домах престарелых. Мы начинали с небольших зарплат. Я работал на заводе, зарабатывая 8 марок в час. Возникали какие-то казусы, например, в разговоре с коллегой я упомянул, сколько получаю. Через некоторое время ко мне подошел работник отдела кадров и сказал, что я нарушил требования работодателя: личный заработок каждого - строго конфиденциальная информация. При устройстве на работу каждому дается на подпись соответствующий документ с уведомлением. Я даже не сразу сообразил - для советского рабочего в цеху никогда не было тайной, кто сколько получает. Но тогда в Германии меня уволили с завода - за несдержанность.

«Инерция качения»

- Йохан, вы были на промышленных предприятиях в Майкопе. Можете отметить достоинства и недостатки, которые заметны?

- Я бываю на российских заводах последние пять лет. Потенциал тяжелой промышленности здесь всегда был очень велик. Основная проблема сейчас - низкий технический уровень производства. Нужно модернизировать станки и технологии. Я убежден, что у каждого руководителя есть такие возможности. Но инерция постсоветских 20 лет не дает практически идти вперед. Все еще длится период «раскачки». Второе, на промышленных предприятиях нет молодых специалистов. Есть пожилые люди, которых уже не переобучить.

- В Германии пенсионный возраст разве выше, чем в России?

- На пенсию и мужчины, и женщины уходят в 65 лет.

- Как вы думаете, чем можно привлечь молодежь на завод? Сегодня это не престижно…

- Влияют три фактора - автоматизация, программирование и оплата. Чем выше технологический процесс, тем круче должна быть профессия и квалификация рабочего, и зарплата. На западе рабочий у станка получает в среднем 17 евро в час. Я говорю о тех, кто имеет небольшой опыт в 2-3 года. Зарплата повышается ежегодно на 2-5%, независимо от уровня инфляции, за счет модернизации и профессионализма работников. Любой работодатель обязан этого придерживаться - таковы требования времени и правительства.

- В Адыгее молодые люди сегодня хотят быть офисными работниками, чиновниками…

- По официальным данным, в России недостаток рабочих мест составляет 25 млн человек. Большая часть тех, кто ищет работу и нуждается в ней - люди активного трудоспособного возраста. Думаю, что в Адыгее им на заводах неинтересно. Наши русскоязычные ребята уезжают в Германию, их много, они хорошо себя чувствуют и быстро адаптируются. Если человек ощущает свою нужность, он работает с большой отдачей! Расхожие домыслы, будто на западе русских считают не очень хорошими специалистами. Спрос на наших молодых людей там очень большой.

- Что вы думаете о российской приватизации промышленных предприятий?

- В Адыгее, как я понял, практически все предприятия являются акционерными обществами. Проще говоря, хозяин инвестирует в производство. На госпредприятии, которое субсидируется бюджетом, скажем, муниципалитета, задержались руководители с тех старых времен. Их очень трудно убедить в чем-то новом. Даже когда к ним поступают конкретные предложения, они очень долго думают: а стоит ли что-то такое начинать?

Новое - забытое старое?

- Вы считаете, что можно модернизировать производство, которое не работало 20 лет? Реанимация старого - это путь куда?

- Это нормальный путь для промышленности любого региона. Он может обеспечить себе хорошую перспективу, это реальное экономическое развитие. В Белоруссии советская промышленность сохранилась практически полностью. Конечно, станки тех времен сегодня морально устарели, но они по-прежнему работают. И белорусы очень заинтересованы в модернизации старого. Сегодня на модернизацию промышленного оборудования у них больших денег нет. Пока они поставляют нам станки не очень старые, которые не требуют больших вложений - на предприятиях есть и довольно старое оборудование. Но таким образом Белоруссия сегодня вышла на очень высокий уровень технического обеспечения. Есть большие трудности, поскольку там выстраиваются сейчас не совсем правильные торговые отношения с другими странами. У России таких проблем нет.

- Но старое не может быть вечным?

- Дело в том, что у станков тех давних советских лет очень прочная станина. Литье предприятий прежних лет по качеству намного выше того, что предлагается современными литейными заводами. В том числе и в западной промышленности. Качественное литье нынешних сталелитейных заводов стоит очень дорого. Мы знаем, что многие предприятия России выпускали раньше очень качественное промышленное оборудование. Например, один из крупных заводов Краснодара производил великолепные карусельные станки, которые пользовались спросом в большинстве стран мира. Есть предприятия, которые их прекрасно усовершенствуют и продают. Еще один факт: во многих регионах за Уралом Китай скупал старые промышленные станки за гроши, затем их переделывали на китайских заводах и продавали в Россию за очень большие деньги. Так почему бы этого не сделать самим?

- В Майкопе такие предложения по модернизации в производство рассматривались?

- Я был на майкопских предприятиях, работающих в сфере машиностроения и промышленного оборудования. На территории Адыгеи нет никаких препонов для продуктивного сотрудничества с крупными предприятиями России и зарубежными партнерами. Немецкие фирмы по переоборудованию станков, которые я представляю, предлагают не просто «начинить» станок электроникой. Это целый комплекс усовершенствований - мы адаптируем каждый такой станок на этом заводе, переобучаем кадры для работы на нем. Это в 2-2,5 раза дешевле покупки нового оборудования. Мы заинтересованы в том, чтобы это оборудование работало, поэтому готовим станки под их конкретные заказы. Вместе с тем можем и предлагать заказы других предприятий, наших партнеров, которые могут выполняться на этом оборудовании.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество