aif.ru counter
290

Вячеслав Радчук: «Сотрудники угро – это рабочие лошадки»

«АиФ-Адыгея» №41 07/10/2015

«Мы живём в такой стране, где нужен пример, даже негативный. Человек должен понимать, что, отняв жизнь, он поплатится тем же. Я – за смертную казнь за особо тяжкие умышленные преступления, такие как убийство, терроризм, распространение героина. Закон должен защищать своих граждан», - считает начальник Управления уголовного розыска МВД по Адыгее

И вечный сыск...

– Вячеслав Юрьевич, какими достижениями встретили 97-ю годовщину образования службы уголовного розыска?

– Сейчас мы находимся в стадии реформирования. Управление уголовного розыска уже дважды сокращалось. Не думаю, что это хорошо. Каждый оперативный сотрудник - это раскрытые, пресечённые преступления. Сотрудники угро - не управленцы в привычном смысле слова, это рабочие лошадки, за плечами которых долгие годы работы. 

Мы подошли к годовщине, как у нас говорят, с высокой раскрываемостью резонансных преступлений. Например, раскрыли убийство главы Красногвардейского района, сейчас работаем с большим делом о сбыте наркотиков в исправительные учреждения. Совместно с территориальными отделами раскрыли ряд убийств, в частности, жительницы Гиагинского района, которую сожитель зарезал и закопал во дворе собственного дома, а потом уехал и скрывался в Астраханской области, Дагестане. Сейчас убийца задержан.

– Сколько раскрытых преступлений на вашем счету? Не обидно, когда называют «опером» или «сыскарём»?

– Наша профессия подразумевает работу в команде. Каждое раскрытое преступление - победа общая. Если говорить о моём участии, то это пресечение деятельности двух банд, которые совершали разбойные нападения и убийства: одна - в Майкопе, другая - в станице Дондуковской.

На слова «опер», «сыскарь» не обижаюсь - сыск вечен. У меня был пример отца. Я видел по его работе, какие тяготы несёт эта профессия. Но отец прослужил опером 32 года. Я пришёл в органы внутренних дел в 18 лет. Да, был ещё и ореол романтики, навеянный фильмами. Потом этот романтизм стёрся о грани работы.  

– Вы пошли в опера за справедливостью? Или деньги играли роль?

– Не в зарплате дело - в 1995 году подразделению четыре месяца не платили зарплату, но на это не обращали внимания. К тому же я был на тот момент холостой, помогали родители. У меня было желание продолжить дело отца. Я успел поработать участковым. На своём участке строил  отношения с людьми, выслушивал рассказы бабушек, беседовал с ершистыми подростками. Как говорил Глеб Жеглов, в нашем деле очень важна работа со свидетелем. 

Преступные штампы

– Каков современный преступник? 

– Современный преступник - это человек без постоянного источника дохода,  отсидевший в колонии, часто - рецидивист и наркоман. Как показывает практика, тюрьма таких людей не исправляет. В колонии посёлка Тлюстенхабль имеется мощная производственная база, но работает там десятая часть осуждённых, остальные отказываются. На свободу выходят с большим криминальным багажом.

Их жизнь, как в известном фильме: «украл, выпил - в тюрьму».  

– Вы сторонник смертной казни. Почему? И как быть с демократией?

– В России для тех, кто совершил особо тяжкие преступления - маньяков, убийц, насильников над детьми и женщинами, распространителей героина - должна быть адекватная преступлению мера наказания. Пример: в Майкопском районе задержали мужчину, который насиловал малолетних детей.Чего заслуживает этот человек? Мы живём в такой стране, где нужен пример, даже негативный.

Что же касается демократии, то почему во многих штатах Америки, где любят рассуждать о правах человека, смертная казнь не отменена?

– Сегодня чуть ли не по всем каналам показывают детективы. Какие из них смотрите?

– Не смотрю. Но иногда взглянув, удивляюсь: снятый по американским лекалам сериал «След» очень далёк от жизни. Произведения Акунина, Устиновой - это больше литература развлекательного плана.

Сюжеты однотипные, построенные по упрощённой схеме, со стререотипами и штампами. Мои любимые фильмы - «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» и «Место встречи изменить нельзя». Фильм о послевоенном времени актуален и сегодня. 

– У нас появилась банда «Чёрная кошка»?

– Нет, у нас карманники Кирпичи взяли на вооружение прогресс. Не надо резать сумку, стоит только позвонить на мобильный, представиться сотрудником службы безопасности банка или полиции,  а затем потребовать назвать номер и код вашей карты или передать деньги с таксистом, чтобы «спасти» сына. Многие попадаются и теряют свои сбережения. 

– Чего нам ждать от 2016 года?

– Резкого снижения преступности ждать не приходится. Сейчас по амнистии к 70-летию Победы по всей России из колоний вышли более 31 тыс. осуждённых, одновременно из СИЗО освобождены 6914 заключённых. В Адыгею по амнистии вернутся 800 человек. Не одни, а с друзьями из колоний, которые не являются жителями республики и которых отследить на фоне сокращения кадров полиции будет очень сложно. Но полиция Адыгеи готова работать в новых условиях.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых