aif.ru counter
216

Главный метеоролог Адыгеи: «Период климатической стабильности закончился»

«Изменение климата уже никто не может отрицать. За последние 100 лет температура повысилась на 0,6–0,7 градусов. Даже на примере республики мы видим, что уже нет такой погоды, как раньше. Хотя Бог нам дал одно из самых лучших мест в России – Адыгею», – говорит начальник Адыгейского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александр МИТРОВ, который был инициатором его создания 15 лет назад.

Юбилей центра

Зарема Хаджибиёкова, Аиф-Адыгея: – Создавать, по сути, новую организацию наверняка было нелегко?

Александр Митров: – Мы создавали центр в трудные для страны времена. Наши сотрудницы и бетон укладывали, и цветы сажали на метеостанциях. В общем, всё своими руками. Профессия у нас, кончено, удивительная. У нас все станции – круглосуточные. Наши метеорологи проводят наблюдения 8 раз в сутки. Сначала передают информацию нам, а мы потом – в Москву. Это довольно сложно. Ведь мы измеряем скорость и направление ветра, температуру воздуха, почвы. У нас термометры стоят на глубине 3 метра. Это очень важные данные для сельского хозяйства, для агрометеорологии. В том числе мы следим за солнечным сиянием, степенью налипания снега, его высотой, количеством жидких и твёрдых осадков, уровнем радиационного фона.

– Кстати, какой он у нас сейчас?

– У нас абсолютная норма – 14–15 мкР/ч. Норма даже до 25 микрорентген в час. Мы ежедневно замеряем его в Майкопе и Даховской.

– А чем замеряете? Новым оборудованием или по старинке?

– Оборудование для гидрометнаблюдений в основном старое, если не сказать старинное. Мы до сих пор используем осадкомер Третьякова. Им уже по 100 и более лет, но они работают исправно. И это поразительно! Кстати, у нас есть музей старого оборудования, где собраны такие редкие образцы. Три года назад Росгидромет проделал колоссальную работу и закупил новейшее оборудование. Были затраченыочень большие средства. В настоящее время – всё автоматизировано. На пяти наших метеостанциях установлены автоматизированные метеокомплексы, которые позволяют сидя в здании станции, следить за изменениями. Вся информация выводится на компьютер.

Тем не менее, мы смотрим и на своё метеорологическое оборудование и сравниваем показатели. Это обязательно нужно, потому что сейчас ещё идёт наладка. То же самое на гидропостах.

Трудности синоптиков

– В чём особенность работы на этих участках?

– Это очень опасная работа. Наш сотрудник, естественно, подстрахован, когда он находится в люльке, висящей над мостом. Но всё же риск есть. А как по–другому? Уровень рек нужно замерять регулярно. Причём в любую погоду. Утром в 8 часов и вечером в 20.00. Если же период дождей и реки поднялись, то гидронаблюдатель должен выходить на мост через каждый час, а то и полчаса.

Такую нагрузку может вынести не каждый. Но все, кто попадает в нашу службу, работают подолгу. Есть те, кто посвятил этой профессии более 40 лет. С другой стороны, это очень интересная работа, тем более связанная с природой. Наши станции и посты находятся в красивейших местах: Гуамском ущелье, на плато Лаго–Наки, в Гузерипле.

– А какое место в Адыгее вы, как синоптик, считаете самым сложно прогнозируемым?

– Гузерипль – самое удивительное место. Почти субтропики, погода очень отличается от той, которая царит на всей территории республики. Он не так высоко расположен, всего 600 метров. Но из–за того, что посёлок находится в пойме реки и полностью окружён горами, мы наблюдаем сочетание разных скоростей ветра. Там как и в Сочи осадки могут выпасть пять раз на день. Но ещё труднее нам определить, какой будет погода в высокогорье. Вообще, сама республика очень сложна в прогнозировании. У нас три зоны: равнинная, предгорная и горная. И они все резко отличаются друг от друга по погодным условиям. Большая трудность – это отсутствие наблюдений в Лаго–Наках.

Ближайшая станция, расположенная выше 2 тыс. метров, есть в Карачаево–Черкесии. Её очень сложно обслуживать: нужен человек, который будет проводить там безвыездно по полгода. Связь только по рации, всё необходимое привозит вертолёт.

– Таких отчаянных людей ещё надо найти.

– Одна из больших бед – очень низкая зарплата. Наблюдатели на станциях и гидропостах получают по 5 тыс. рублей. Синоптики чуть больше – 7–8 тыс. А многие имеют по два высших образования. А получить его очень трудно. Подготовкой специалистов нашей службы в стране занимается только один вуз.

Финансирование – плохое. Мы не достояние страны, напротив, наша организация достаточно затратна. Но именно благодаря вовремя спрогнозированным чрезвычайным ситуациям природного характера, можно избежать серьёзных несчастий. Информация, собранная нами, даёт большой экономический эффект. Кто ещё предупредит о паводках или граде? 

Уберечь от вандалов

– Какие ещё беды, помимо зарплаты, есть у службы?

– У нас не всё оборудование антивандальное, потому и «умельцы» всякие умудряются его испортить. Сейчас мы устанавливаем на гидропосты солнечные батареи. И первый вопрос, который я себе задаю – сколько они простоят? День или неделю? Иначе нельзя, потому что эти датчики должны постоянно подпитываться. Мы каждую неделю посещаем посты, спускаемся по крутым обрывам, меняем аккумуляторы.

Сохранность нашего оборудования – это наша большая проблема. Особенно страдает снегомерный комплекс. На нём установлен доплеровский датчик, а на земле лежит специальный прорезиненный матрас, в котором находится 400 литров спиртосодержащей жидкости. И, несмотря на то, что он находится в труднодоступном месте в Лаго–Наках, мы уже дважды эту жидкость теряли. Запах, говорят, стоял убойный. Все нанюхались. В чём причина утечки, понять не смогли. Была ли это рука человека, доказать не возможно. Хоть территория и огорожена, это вполне мог быть медведь.

Полежать на матрасе – это же такое удовольствие. Но по–другому это оборудование работать не может. Ведь сколько снега осядет на матрас, столько и нужно брать за основу.

– Как вы относитесь к недоверию людей к синоптикам? Многие ведь считают, что прогнозы никогда не совпадают с действительностью.

– То, что человек видит в Интернете, это, конечно, информация. Но за её достоверность никто не отвечает. Мы же несём ответственность за свои прогнозы. Такие сайты, я считаю, существуют для домохозяек и рыболовов с охотниками. Мы входим во Всемирную метеорологическую ассоциацию при ООН, так вот всё это метеосообщество не может давать прогнозы более чем на 5–6 дней. Поэтому же мы и поясняем, когда даём месячный прогноз, что он – консультативный, мы даём приблизительные данные. А если говорить о краткосрочном прогнозе, то он у нашего Гидрометцентра имеет 92% совпадений, при мировой норме в 90%.

– А приметы? Им уже нельзя верить?

– Только в центральной части России до сих пор действуют некоторые народные приметы. А мы можем доверять лишь самым примитивным. Раньше люди могли ориентироваться по природным явлениям и по поведению птиц и животных, но сейчас – нет. Климат изменился.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах