aif.ru counter
21.06.2012 10:41
Карина Кадиева
45

Профессию Марии Яковлевой выбрала война

В Адыгее проживает более 1800 фротновиков и еще свыше 4000 приравненых к ним ветеранов. И у каждого своя история выживания и героических подвигов, но объединяет их всех один день - 22 июня 1941 года. 

- В нашей семье было трое детей. Отец и мать целыми днями в колхозе работали. Я тоже в колхозе начинала. Но много ли проку было от нас, девчонок? Хотя из звеньевых, я как комсомолка, в почтальоны уходить не хотела. Но пошла по требованию отца - и получилось, что на всю жизнь, - рассказала в интервью «АиФ-Адыгея» ветеран Великой Отечественной войны, почтальон с 49-летним стажем Мария ЯКОВЛЕВА.

Читай, Маруся!

Мария Симоновна Яковлева, а тогда просто Маруся Кужорская (как ласково называли девочку взрослые) начала работать почтальоном во время войны, с 1943 года, сразу после освобождения Адыгеи от окупации. За почтой ходила ежедневно по 5 км до центра и столько же обратно, в любую погоду. На боку тяжеленная сумка с газетами и фронтовые треугольники, которые особенно берегла, пока двигалась по буеракам.

- Мне в ту пору было чуть больше 15 лет. Мы-то в семье - мал-мала меньше, у отца была инвалидность. Вот и приказал отец в почтальонки идти. Я и пошла. Моя должность в те годы называлась «обменщик почт», - вспоминает Мария Симоновна.

Не припомнит Мария Яковлева таких снежных зим, как в те военные годы. Пока идёшь по глубокому снегу, конец юбки льдом возьмётся, трёт ноги до крови. А калоши для Марии отец сшил из камеры, что от немецкой разбомблённой машины осталась. Резина тяжёлая, ноги постоянно мокрые.

- Прихожу с работы - ноги мокрые. Так я сразу на русскую печку, а потом по ночам от болей плачу. А мама успокаивает: «Обожди, доченька, скоро Победа».

В те годы каждый треугольник читали всей станицей. У Марии Яковлевой эта картина и сейчас перед глазами: как просят соседи заветный конвертик прочесть.

- Меня часто просили: «Марусенька, почитай письмо от сыночка. И все новости, что в газете прописаны». Читаю одно письмо, а тут остальные подходят: «А о моём ничего не пишет, а от моего вестей никаких?». Так часами у одной калитки стояла. А кому письма не принесла, тех успокаивала: «Вам ещё пишут! Ждите!».

Она могла бы отмахнуться, что некогда разговаривать, работы много. Пока до дома доберёшься, ноги уже плохо слушаются. Но знала девушка, что люди, получившие долгожданную весточку от сына, мужа, брата теперь будут жить этим письмом. И отказать не могла!

- Люди брали этот клочок бумаги бережно, гладили, прижимали к сердцу и целовали, как икону. Это была самая дорогая вещь в доме. Как я могла отказать и не прочесть?

Садилась Маруся рядом и читала, а потом рассказывала о положении дел на фронте. Считала, что день прошёл хорошо, если не доставила ни одну похоронку. Научилась оказывать первую помощь при обмороках, острой боли в сердце, которые часто случались с людьми при получении известия о гибели родного человека. Каждого погибшего парня знала в лицо, поэтому боль утраты остро чувствовала, сопереживала их близким, плакала.

«Катюша» защищала

- Я отчаянная была, но и мне бывало страшновато. У нас на краю станицы, у речки было место, куда боялись соваться по ночам. А мне затемно аккурат там через мосток вброд переходить. Так я ещё издали иду по кукурузному полю и пою во всё горло, чтобы поняли: никого не боюсь и везде пройду, не пугаясь. И меня в станице уже по песне узнавали и выходили встречать. Песня защищала.

Помнит Мария Симоновна и какими настороженными глазами смотрели на неё односельчане. Только бы не похоронка!

Помнит, когда впервые принесла её в дом. Был это прямоугольный конверт с печатью, так не похожий на весёлые фронтовые треугольники с расплывшимися адресами. Но никто не ругал Марусю: только сначала стояла непривычная тишина, а потом вдруг страшный крик, на который сбежались соседки.

- Плакали все - это было общее горе. Раньше люди были более чуткими. Бывало, проходишь мимо дома, а там марля на окнах, в узоры изрезана, и на подоконнике красуется радиотарелка. А хозяева видят, что иду мимо, включат мне музыку погромче, чтоб веселее было идти, хлебца на дорогу дадут, если есть.

Помнит Мария Яковлева и День Победы. Не только крики радости, но и крики горя стояли над станицей. Потом Марию в колхоз обратно звали - рабочих рук не хватало. Но война выбор профессии сделала за неё - Мария стала почтальоном.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество