aif.ru counter
21.01.2014 11:56
Карина Кадиева
252

Павел Иваненко: «В России конный спорт подкосила эпоха перестройки»

«АиФ-Адыгея» №1-2 09/01/2014

В России конный спорт сильно подкосила эпоха перестройки. Мы практически потеряли школу подготовки всадников, коннозаводство пришло в упадок. Но сейчас постепенно возрождается и для Адыгеи становится очень перспективным, считает член президиума Федерации конного спорта России Павел ИВАНЕНКО.

Живой «снаряд»

Карина Кадиева, АиФ-Адыгея: – Перед новогодними каникулами вы проводите в манеже спортивной школы конные карнавалы. Думаете, что такие праздники научат милосердию?

Павел Иваненко: – Это традиция, которой без малого 10 лет. А традиции надо беречь. Особенно в преддверии года Лошади, который нам, естественно, отмечать в седле. В эмоциональном смысле такой, вроде бы весёлый праздник, как конный карнавал, собирает ребят разных возрастов – от 7 до 16 лет. Они начинают готовиться к карнавалу с октября – сами пишут сценарий, репетируют с лошадьми. Тренеры, конечно, помогают. Мы часто говорим, что дети «застряли» в соцсетях, разучились общаться. А тут не только живое общение, но ещё и работа с животным, да на свежем воздухе. Лошадь – животное капризное, нежное. Тут без терпения и милосердия не обойтись – к ней особый подход нужен.

Далёкие от конного спорта люди называют лошадь «снарядом».

Но это живой «снаряд», который может плохо себя почувствовать, болеть, да просто встать не с той ноги. На лошадь даже электромагнитные бури действуют. У неё свои пристрастия, привычки, характер. Всё как у человека. Составить связку всадник – лошадь совсем не простое дело. Чтобы «присидеться», нужно не менее полугода.

Павел Иваненко. Фото Надежды Гусевой

– Но ведь вам приходится сталкиваться с детской жестокостью?

– Знаете, в конно–спортивную школу редко приходят жестокие люди – им у нас просто не удержаться, потому что результат в конном спорте зависит не только от всадника, но и от квалифицированно подготовленной лошади. В конном спорте есть два полноправных члена команды, хотя бывали случаи, что из–за жестокости приходилось расставаться. У нас свои правила. К примеру, дважды ударить лошадь хлыстом не только на соревнованиях, но и на тренировках запрещено. За это дисквалифицировать могут.

Я часто думаю, почему сегодняшние подростки так жестоки. И скажу – от нехватки родительской любви. В этом не время виновато, а мы сами. Поэтому даже из–за непогоды конный карнавал в нашей школе никогда не отменяют, могут только сократить до двух часов, потому что такие карнавалы сближают родителей и детей, учат ребят работать в команде, расти милосердными.

На боевом поле

– Как получилось, что заядлый футболист ушёл в конный спорт, далёкий от футбола?

– У меня случился инсульт и с футболом пришлось расстаться. Поэтому когда мне предложили возглавить конно–спортивную школу, я согласился. В футболе и конном спорте методика подготовки разная, а организация учебного процесса одинаковая. А ещё было предвидение моей матери–украинки, которая в детстве мне сказала: «Павло, я тебя бачу на кониках». Так и получилось.

Поначалу в школе гвоздя своего не было, всё начинали с чистого листа. Потом правительство Республики Адыгея нам предоставило шесть лошадей. Сейчас благодаря республиканской программе, их стало больше. Теперь у нас четыре боевых поля, на которых работают 112 всадников и 57 лошадей. Две из них очень дорогие, они для конкура – это собственность спонсора. Думаем со временем их выкупить.

– Вы начинаете занятия в школе не с 11, а с 7 лет. Почему?

– Потому что нельзя развивать в ребёнке комплексы. Я за набор, но не отбор. Тренер смотрит на физические данные, а если не подошёл ребёнок по параметрам одной школе, потом другой – комплекс налицо. Мы делаем набор. Для семилеток купили трёх пони, на них учат надевать седло, сидеть в нём, управлять лошадью. Сколько у меня было случаев, когда те, на кого особых ставок не делали, выбивались в лидеры и становились мастерами, занимаясь в любительской группе.

Есть у нас группа по адаптивной верховой езде, где занимаются 35 детей с проблемами здоровья – глухота, ДЦП, аутизм. Это не ипотерапия – они именно занимаются спортом, управляют лошадью. Мы единственные на юге страны, чьи ребята из этой группы принимают участие в чемпионатах России. Пример – 27–летний Евгений Чуриков, мастер спорта по паралимпийской выездке, член российской сборной.

– Год Лошади только начался, но ведь и он когда–то перестанет быть новым. Какая судьба у лошадей–пенсионеров?

– Приходится с ними расставаться, потому что прокорм и выездка дорогое удовольствие. Но насчёт загнанных лошадей – это не про нас! Мы договорились с инструкторами по конному туризму и отдаём им наших лошадей для прогулок в обмен на более молодых. Но даже такие мирные проводы – страшная трагедия для детей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество