Примерное время чтения: 7 минут
170

На выезд - по Гиппократу. Ахмед Сиюхов - о 100-летии скорой и службе 911

«АиФ-Адыгея» № 26 29/06/2022

«Для меня и моих коллег быть врачом, фельдшером, медсестрой скорой помощи - это не профессия, это призвание. Случайные люди тут не задерживаются», - считает главврач Адыгейской республиканской станции скорой медицинской помощи и Центра медицины катастроф Ахмед Сиюхов.

От повозки до санавиации

- 1 июля Майкопской городской службе скорой помощи исполнилось 100 лет. На ваш взгляд, что в ней должно оставаться неизменным?

- Только одно - оказание помощи жителям, и сегодня уже не только Майкопа. Поскольку мы отвечаем за экстренную и неотложную медицинскую помощь, наша задача - вырвать человека из лап смерти.

Но я хотел бы оговориться, 100-летний юбилей лишь опосредованно касается станции скорой помощи, так как документально она была организована в Майкопе в 1934 году. До этого - с 1922 года - её функции осуществляла Майкопская поликлиника, а с 1925 года - Майкопская горбольница, где до сих пор хранятся архивные фотографии гужевых повозок с фельдшером и конюхом - аналога будущей службы скорой. А на месте кафе на улице Гагарина, 2 была большая конюшня. Однако сколько бригад было тогда у первой скорой, сколько повозок и лошадей, неизвестно, поскольку все документы в период оккупации Майкопа фашисты уничтожили.

Но мы предполагаем, что в 1934 году на весь Майкоп была одна, максимум две гужевые повозки. По аналогу с историей скорой помощи в Москве, задачей первых бригад был выезд на место, констатация факта заболевания и главное - транспортировка пациента в лечебное учреждение. Проще говоря, первые бригады выполняли лишь роль перевозчиков, не предоставляя медпомощь на дому.

Так что по факту 100-летие - это праздник в честь организации аналога службы скорой помощи в Майкопе.

- А были ли в истории первой службы скорой какие-то интересные факты?

- Много интересного мы нашли в журналах службы за 1943 год. Мне особенно понравилось дисциплинарное взыскание в адрес конюха, который мало того что загнал лошадь на вызове, так ещё её своевременно не напоил и не накормил. Животное погибло, а конюху влепили строгача.

В дни стандарта и экстрима

- Люди, обращаясь к медикам скорой, часто говорят: «Вы нам должны...». Что они на самом деле должны и чего не должны пациентам?

- Должны всё, что входит в стандарт оказания медицинской помощи. На основании собранного анамнеза и предположительного диагноза наши самые опытные сотрудники из единой диспетчерской службы дифференцируют неотложность ситуации и регламент прибытия бригады: экстренность - 20 минут, неотложность - 2 часа. Приехать в этот период - обязанность скорой.

Мы ежегодно анализируем ситуацию с регламентом - до пандемии в 95 случаях из 100 он соблюдался. Но это касалось стандарта работы.

Ахмед Сиюхов
Родился в 1985 г. в Майкопе. В 2008 г. окончил Адыгейский филиал Кубанской государственной медакадемии. После интернатуры 5 лет проработал травматологом в горбольнице Адыгейска. Затем сельским врачом в а. Понежукай и завполиклиникой. В 2018-2020 гг. - главврач Теучежского района.

Период пандемии был экстремальным. И из-за сильной загруженности бывали случаи опоздания. Но сегодня всё вернулось на круги своя - регламент соблюдается на 100%. Надеюсь, пандемийный экстрим больше не повторится.

Что же касается обязанности помочь, наши врачи и фельдшеры владеют всеми навыками оказания экстренной неотложной помощи. Перед трудоустройством они проходят теоретические и практические собеседования. А ещё в структуре станции есть учебный класс, где известный врач Центра медицины катастроф Сергей Лавров регулярно проводит занятия не только с нашими сотрудниками, но и с представителями МЧС, МВД, ФСБ.

А вот чего мы не должны пациентам, так это надевать бахилы и полы за собой мыть. Не обязаны лечить непрофильные заболевания, давать консультации. Но мы несём на себе ещё и психологическую ответственность, понимаем: в скорую звонят не от хорошей жизни.

Часто у диспетчеров спрашивают, куда обратиться, какие препараты принять. В период пандемии многие жители республики звонили с просьбой записать их на приём в поликлинику или перевезти из больницы лежачего пациента. И мы консультировали, передавали данные в поликлиники, если была возможность, перевозили пациентов.

В небе и на земле

- Несколько лет назад станцию скорой помощи Адыгеи укрупнили. Это как-то сказалось на работе бригад?

- Безусловно! Сейчас рес­публиканская станция, если можно так сказать, забрала под себя всё, что ездит и летает - все бригады скорой, санавиацию, а в 2019 году в нашу структуру влился Центр медицины катастроф.

Была такая ситуация: ДТП с десятью пострадавшими на трассе между Понежукаем и Адыгейском. Мы, как единое юрлицо, которое управляет бригадами скорой помощи по системе ГЛОНАСС, направили все машины в радиусе
20 км на место происшествия. Людей спасли.

До укрупнения такое было невозможно: бригады скорой подчинялись ЦРБ только своего района и выехать за его пределы не имели права.

Ещё одна ситуация: в Понежукае заболела сотрудница скорой - работать некому. А в Майкопе есть кадровый резерв. Я официально оформляю командировку одной из сотрудниц и отправляю её на машине в Понежукай. Проблема решена.

В парамедики не рвёмся

- Как служба скорой справляется с дефицитом кадров? Много ли желающих здесь работать? Были ли случаи отказа претендентам?

- У нас есть территории, где работает только по одному человеку. И взять туда молодого и неопытного мы не можем. К примеру, в Майкопе у нас укомплектованность 100%, а в посёлке Яблоновском - меньше 50%, потому что в соседнем с посёлком Краснодаре зарплаты и тарифы выше. Но если на работу в посёлок придёт новичок и рядом с ним не будет более опытного сотрудника, придётся ему отказать.

Хотя на станции развит институт наставничества. Когда к нам на практику приходят студенты, мы закрепляем их за более опытными медиками. Те по окончании практики пишут докладные на моё имя с полным разбором полётов молодых дарований. После чего мы решаем, стоит ли предлагать им работу.

Абы кого брать на скорую нельзя. Это тяжёлый труд по сравнению с любой другой профессией и огромная ответственность. Да и мало кто после вуза хочет скакать козликом на пятый этаж с десятками килограммов оборудования на плечах, или того хлеще - ехать спасать пьяниц, наркоманов и других асоциальных элементов.

Сегодня станция на 70% укомплектована средним медперсоналом, и дефицит врачей тоже 70% - тревожная цифра.

Нежелание работать на скорой - это мировая тенденция. В Европе служба 911 состоит из спасателей и полицейских, которые проходят курсы оказания экстренной помощи. Надеюсь, мы не попадём под западную гребёнку, а восстановим качественные советские критерии. Я помню времена, когда было престижно работать на скорой помощи. Туда за опытом шли хирурги обеих наших больниц.

- Бывали ли случаи нападения на медиков скорой?

- Бывали. Мы ведь не в уютных кабинетах работаем - нас вызывают в наркопритоны, на ДТП, в места сборов маргинальных личностей, к людям с психическими расстройствами.

Недавно один такой больной из Яблоновского ударил нашего фельдшера. Ещё один случай, когда пьяный ворвался к врачам и, угрожая убить, стал крушить оборудование.

Наверное, в таких случаях средство защиты могло бы помочь, но… Тогда мы были бы не скорой помощью. Фельдшер едет спасать людей, а не защищаться от них.

Но такие случаи встречаются всё реже. С уважением стали относиться к скорой и участники дорожного движения. Думаю, ещё и потому, что за два года пандемии наша служба заработала авторитет.

Я горжусь тем, как работали наши медики. Такого количества наград, которое получили сотрудники станции скорой помощи, не было ни у одной медслужбы Адыгеи.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах