Примерное время чтения: 7 минут
279

«Я там нужен». Депутат из Адыгеи рассказал о поездках в зону СВО

«АиФ-Адыгея» № 8 21/02/2024
Юрий Горохов.
Юрий Горохов. АиФ

«В зоне СВО наши ребята больше всего рады письмам с добрыми пожеланиями, весточкам от родных. И пока это в наших силах, мы поможем им достичь адресатов», - рассказал руководитель исполкома Народного фронта в Адыгее, депутат Госсовета-Хасэ РА Юрий Горохов.

На страх времени нет

- Как руководитель исполкома Народного фронта в Адыгее, вы не только организуете сбор и передачу гуманитарных грузов в зону СВО, вы и сами не раз бывали там - доставляли грузы на фронт. Как решились на такой риск? Вам совсем не страшно?

- А как можно в такой ситуации оставаться в стороне? Конечно, страх присутствует. Но на него нет времени - некоторые решения нужно принимать в прямом смысле на ходу.

Свою гуманитарную миссию Народный фронт по всей стране начал за несколько недель до начала спецоперации - собирали помощь мирным гражданам Донбасса. А когда началась СВО, у меня появилось чувство гордости за многих наших людей, за россиян. О некоторых я изменил мнение, когда увидел их отношение к происходящему - настолько искренне они хотели хоть чем-то помочь, поддержать наших солдат, мирных жителей Донбасса.

Впервые отправившись в зону СВО, я сразу осознал, что нужен тут, что моя помощь необходима.

За несколько месяцев у нас в Адыгее подобралась большая команда волонтёров-единомышленников. Порой даже приходилось останавливать тех, кто вместе с грузом рвался на фронт. Я объяснил, что в данной ситуации каждый в ответе за свой участок работы. Крепкий тыл, где волонтёры делают маскировочные сети, свечи и буржуйки для СВО, не менее важен.

Сегодня с Народным фронтом Адыгеи работает несколько волонтёрских групп. Мария Назарова, руководитель группы «Зона добра», 1 февраля вместе с нами побывала на форуме героев тыла в Туле, где волонтёров со всей России благодарил за помощь фронту президент Владимир Путин. Там с коллегами из других регионов они обменялись адресами, продумали новые логистические направления из самых дальних точек страны на юг, теперь уже при содействии РЖД.

Возможно, с точки зрения экономики, эта логистика неприбыльная. Но мы опираемся на другую точку зрения - на единство народа, его душевное тепло и сердечность, на которых мир держится.

На линии столкновения

- Сколько поездок в зону СВО вы совершили? Какие из них вам особенно запомнились?

- Я не считал, сколько раз пересёк границу Донецкой Народной Республики или Херсонской области. А вот на линии боевого столкновения был раз десять, был и в госпитале города Соледара, что рядом с Бахмутом. Каждый момент там врезался в память. Помню, выехав из Соледара и уже оказавшись на территории Ростовской области, включил в машине телевизор и услышал новость: боевики ВСУ в районе Соледара стали использовать новый метод - сажали дроны со взрывчаткой на дороге. А когда по ней проезжал транспорт, приводили дрон в действие. И теперь в зоне взрыва оказалась одна из машин наших военнослужащих. А я всего два часа назад проехал по этой дороге...

Наши волонтёры также рассказывали, что попали под обстрел, когда везли гуманитарную помощь в Донецк. Местные жители, которым помощь привезли, спрятали их в свой подвал.

В Донецке я бывал неоднократно. Когда-то его называли городом миллиона роз. В Донецке розы росли буквально везде, это был символ города. Народный фронт решил вернуть ему символ. Мы провели акцию «Миллион роз - Донецку», привезли туда 2 тыс. роз из Адыгеи. К акции присоединились волонтёры из других регионов России.

Жители Донецка показали себя настоящими патриотами родного города - они вместе с нами вышли на высадку розовых кустов. А потом розы разъехались по всем муниципалитетам ДНР.

Место истины

- Как вообще относятся к россиянам местные жители?

- В Луганске и Донецке к россиянам хорошее отношение. Я ни разу не встречал там проявлений ненависти. Наоборот, после освобождения люди приводили в порядок не только город, но и памятники воинам Великой Отечественной. Они помнят историю и не намерены от неё отрекаться.

В Херсонской области посложнее: кто-то хорошо относится изначально, а у кого-то мнение в лучшую сторону изменилось недавно. Люди тоже не слепые - видят, как много россияне делают на освобождённых территориях, восстанавливая дома, инфраструктуру, социальные службы, возвращая сёла и города к мирной жизни.

Понимание этого - процесс затяжной. Ведь антироссийские взгляды культивировались на Украине давно. Когда я занимался предпринимательством, то пять лет, с 1995 по 1999 год, прожил в Харькове, и видел, что происходит на Украине. Если в Харькове к русскоязычным было нормальное отношение, то западнее Киева оно резко менялось, и от этого уже в 90-е становилось не по себе. А когда начались события 2014 года, национализму дали зелёный свет. Но мыслящие люди на Украине остались. У меня в Харькове осталось много друзей, знакомых, и мне очень приятно, что эти люди правильно понимают ситуацию и трезво оценивают настоящее и будущее своей страны.

- Говорят, поездка в зону СВО сильно меняет человека. Что эти поездки изменили в вас?

- Это верное высказывание. На мой взгляд, в зоне СВО человек показывает свою истинную сущность - он таков, каков он есть, без масок и лакировки. Если друг - друг, если враг - враг. Именно там понимаешь, что такое настоящее братство, поддержка. Когда въезжаешь, офицер контрольно-пропускного пункта после осмотра машины искренне желает тебе счастливого пути. А на выезде из зоны СВО дружелюбно машет рукой, как своему товарищу. А уж когда едешь по бригадам, нет места, где бы нам, волонтёрам, не предложили чай с вареньем или печеньем.

Ребята стараются приспособиться к тяжёлым полевым условиям. У них даже банька есть, выкопанная и выложенная прямо в блиндаже. Там они моются после заданий, стирают бельё.

Письмо солдату

- Вы часто беседуете с нашими солдатами. О чём они говорят, о чём мечтают? Как встречают посылки из Адыгеи?

- Там при всех трудностях и огромном риске идёт жизнь. Ребята по-новому открываются, мечтают о чём-то обязательно мирном, иногда по-детски наивном. Кто-то просит созвониться и передать добрую весточку маме в Новосибирск или Воронеж: «Недавно говорил с домом, но хочу, чтобы и вы передали, что всё у меня хорошо».

Они очень ждут наших приездов, особенно писем. Пора­зило, что детскими письмами и рисунками в блиндажах оклеены все стены. А когда ребята читают письма, плачут, как маленькие. У мужика несколько смелых вылазок за линию фронта, сам чёрт ему не брат, а он слезу вытирает, держа в руках письмо.

Сейчас поездки в нашу 227-ю Майкопскую артиллерийскую бригаду налажены, мы тесно контактируем с отцами-командирами. Но наши земляки служат и в других военных соединениях. Так что прокладываем маршруты и в другие части с тоннами гуманитарной помощи и иногда только с одной адресной посылкой.

- Жители Адыгеи отправляют много посылок в зону СВО. А на что жертвуют?

- У нас есть Фонд «Всё для Победы», куда все желающие перечисляют средства по QR-коду или через банк. Сборы в проекте «Всё для Победы» открываются под нужды конкретных подразделений. Есть там постоянные сборы: на покупку квадрокоптеров, всегда требующихся фронту, есть сборы в поддержку бойцов региона. Суммы жители Адыгеи отправляют самые разные - от 100 рублей до 100 тыс. рублей. На эти деньги по безналичному расчёту приобретаются материалы для маскировочных сетей и костюмов, буржуек и так далее. В апреле 2023-го мы закупили военное оборудование на 6 млн 300 тыс. рублей.

И каждый из нас, в тылу и на фронте, верит в скорую победу, скорый мир.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах