Примерное время чтения: 7 минут
68

Найти человека. Константин Морозевич - о «ЛизеАлерт» и слезах волонтёра

«АиФ-Адыгея» № 36 07/09/2022

«Нам часто задают вопрос: «Сколько вы получаете за помощь, что приехали за сотни километров?». И сильно удивляются, когда узнают, что мы добровольцы и выходим на поиски абсолютно безвозмездно», - рассказал региональный представитель добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» Константин Морозевич.

Сигнал тревоги

- Вы человек занятой - есть своё дело, семья. Почему вдруг решили искать людей?

- Не вдруг. Мои родители всегда приходили на помощь другим и меня учили не проходить мимо чужой беды. Я и сейчас считаю, когда у человека ЧП, любая помощь для него бесценна.

Я не раз участвовал в сборе гуманитарной помощи для нуждающихся и беженцев. Не смог остаться безучастным и к трагедии 2019 года, когда в Майкопе объявили поиск Даши Шопиной. Приехал из Яблоновского, чтобы подключиться к поискам. Да так и остался в отряде «ЛизаАлерт».

В первые дни в поисках девочки участвовало более 200 человек - приехали волонтёры из Краснодарского края и Ставрополья, было очень много ребят из Адыгеи. И это не считая сотрудников полиции и МЧС.

- Ведь именно после той трагедии в Майкопе появилось региональное отделение ПСО «ЛизаАлерт»?

- Верно. Раньше на поиски человека в Адыгее приезжали наши соседи - краснодарский отряд «ЛизаАлерт». Но, учитывая, что в Адыгее пропажи людей тоже, к сожалению, перестали быть редкостью, три года назад появилось региональное отделение ПСО. Наш официальный день рождения -
1 июня.

- У поискового отряда необычное название. Оно тоже связано с трагедией?

- Да. Первый отряд «Лиза­Алерт» образовался в 2010 году. Тогда в Подмосковье, в городе Орехово-Зуево, вместе с тётей в лесу пропала четырёхлетняя Лиза Фомкина. В течение пяти дней их никто не искал. Но когда информация о пропавших оказалась в соцсетях, сотни неравнодушных людей решили своими силами начать поиски.

День за днём ребёнка искали почти 500 добровольцев, метр за метром прочёсывая лес и жилые кварталы. Нашли только на десятый день. Но было поздно - девочка и её тётя умерли от переохлаждения днём ранее.

Их смерть стала шоком: в XXI веке люди заблудились и погибли, так и не дождавшись помощи. Чтобы такого не повторилось, волонтёры решили объединиться. Так в России появился добровольческий поисковый отряд «ЛизаАлерт», соединивший в своём названии имя погибшей девочки и английское слово «alert», что в переводе значит «сигнал тревоги».

Верных 100 друзей

- За три года существования сколько в вашем отряде волонтёров?

- Сегодня - больше 100 человек. Конечно, в силу определённых причин (работа, семья) не все они могут приезжать на поиски. Кто-то участвует в них удалённо.

В отряде 24 направления поиска, в том числе дистанционные. К примеру, у нас есть картографы - группа, которая на поисковые мероприятия составляет карты, обрабатывает треки с поисков. Есть группа коротких прозвонов: на них - звонки в больницы. Есть люди, которые занимаются сбором поисковых групп, контролируя их выезды. Есть группа просмотра фотографий, где анализируют фотоматериалы с беспилотника.

Сердце отряда - информационные координаторы. Они общаются с родственниками, свидетелями, полицией, составляют ориентировки, запускают поиск и владеют самой полной информацией о нём. Иногда они могут найти человека, вообще не выходя из дома.

- Есть какой-то особый критерий, по которому вы отбираете волонтёров?

- В отряд может вступить любой человек старше 18 лет, у кого есть желание и время на поиски людей. А уже в отряде начинается спецподготовка. Учим ориентированию на местности, проведению опросов, работе с рацией, компасом, картой, разным алгоритмам поиска - работе на отклик, осмотру линейных ориентиров, прочёсыванию местности и так далее. Обязательное направление - оказание первой помощи и эвакуация.

Рядом с профи

- А когда время находите? Как относится семья к вашему волонтёрству?

- Со временем всегда напряжёнка. Но в основном поисковые мероприятия «ЛизыАлерт» начинаются с вечера и порой продолжаются всю ночь со специальным оборудованием - светоотражающими жилетами, фонарями.

Мне повезло: жена понимает и поддерживает, даже иногда на поиски вместе со мной выезжает. И это не единичный случай - многие ребята приходят в отряд с мужьями и жёнами.

- Из года в год в соцсетях всё чаще мелькает фраза: «Ушёл и не вернулся». В республике выросло число пропавших?

- К сожалению, да. Судите сами: с 2019 года к нам поступило 339 заявок с просьбами о помощи. Живыми найдено 236 человек, погибшими - 46, о 14 пропавших так ничего и не известно.

Чаще всего теряются бабушки и дедушки, причиной становятся душевные болезни. Теряются и дети: за малышами не всегда уследишь. А подростки уходят из-за конфликтов с родителями. Бывают и криминальные случаи исчезновения детей.

Ищем мы и родственников потерявшихся людей. Часто теряются пожилые люди, которые не помнят адрес проживания и родных. В девяти случаях, найдя дезориентированного человека, мы установили его родных.

В этом году всё-таки наметился небольшой спад числа пропавших. Думаю, одна из причин - жаркое лето: мало кто выезжает в лес, на природу.

Поиски мы ведём вместе с профессионалами: полицией, следственным комитетом, спасателями МЧС. Совместная работа помогает нам совершенствовать методы поиска. И радует, что профессионалы прислушиваются к нашему мнению, доверяют опыту.

Лес на связи

- МЧС и полиция продолжают поиски определённое количество времени. Есть такой предел у волонтёров?

- Всё зависит от конкретной ситуации. Есть активный период поиска: если дело происходит на природе, прибывая на место, мы тут же разбиваем штаб, если город - ежедневно приезжаем на место, а потом обследуем территорию по квадратам, метр за метром. Параллельно размещаем ориентировку в соцсетях, изучаем материалы с видеокамер, анализируем свидетельства. Поиски порой длятся больше месяца, сменяют друг друга волонтёры.

Когда пройдены тысячи километров, отработаны все задачи, а результата нет, поиск переходит в онлайн-режим. Мы ждём, когда кто-нибудь откликнется на ориентировку. И если такое случается, активный поиск возобновляется.

- Были случаи в вашей жизни, которые запомнились больше всего?

- Помнишь многое: и счастливое, и трагичное. Был в моей жизни самый короткий поиск. В отряд поступила заявка: на даче в садовом товариществе бабушка с проблемами здоровья ушла и не вернулась. Родные забили тревогу. Когда мы приехали, они уже обежали все жилые дома, расспросили каждого о бабушке.

Но нам повезло: в товариществе были установлены камеры видеонаблюдения, по которым мы быстро отследили пропавшую. Бабушка забрела во двор заброшенного дома и от усталости прикорнула на траве. Поиски заняли всего два часа.

А ещё в памяти навсегда остаются случаи, когда находим детей, но уже погибшими. В моей жизни это было только раз, когда мы искали пропавших брата с сестрой. Они до сих пор перед глазами.

Многие поисковики (чаще всего девушки) после такого даже уходят на некоторое время из отряда, потому что привыкнуть к этому нельзя.

Но когда поиск счастливо заканчивается и мы подводим к родным найденного человека, плачут не только они, но и мы. А потом возвращаешься домой как на крыльях, и усталости как не бывало.

- Сегодня многие обвиняют современников в равнодушии. Деятельность «ЛизыАлерт» как-то изменила это мнение?

К сожалению, равнодушных людей много. Есть такие, кто пройдёт мимо, даже не подумав протянуть руку помощи. Но благодаря ребятам из «ЛизыАлерт» понимаешь: не всё потеряно. Есть те, для кого нет чужого горя, кто всегда готов помочь. И не словом, а делом.

Константин Морозевич.
Родился в 1984 г. в с. Степное Приморского края. В 2002 г. окончил мореходное училище во Владивостоке. После службы в армии занялся изготовлением корпусной мебели. С 2012 г. переехал с семьёй в пос. Яблоновский. С 2019 г. - волонтёр добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт», с 2021 г. - его региональный представитель.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах