506

Привитые, но беззащитные. В Адыгее вырубают старинные черкесские сады

«АиФ-Адыгея» № 48 01/12/2021
Это всё, что осталось от 200-летней груши.
Это всё, что осталось от 200-летней груши. Из архива Игоря Огая

Огромные привитые груши и яблони - долгожители лесов Адыгеи. Их возраст исчисляется сотнями лет, их история - часть быта древних адыгов, а значимость не уступает дольменам. Но они до сих пор не защищены законом. А потому их нещадно вырубают.

Щепки летят

Эти спилы сразу бросаются в глаза: на участке с. Хамышки, где вовсю идёт строительство дома, от вековых деревьев только и осталось, что огромные пни.

Новый хозяин участка вы­яснять не стал, что это за деревья - просто спилил.

А это был тот самый, легендарный черкесский сад - шесть привитых старинных великанов: четыре груши и две яблони.

Местные жители собирали с них урожай с лета и вплоть до конца ноября. Даже не вёдрами - мешками. Сушили, варили варенье и компоты, делали пироги, да и просто так ели - плоды были хоть и небольшие, но очень сладкие и сочные.

По словам старшего научного сотрудника ВИР, редактора Красной книги Адыгеи, автора проекта «Изучение и сохранение генофонда черкесской груши в условиях Адыгеи» Максима Шаповалова, спиленным яблоням и грушам (кстати, судя по состоянию пней, совершенно здоровым) было больше
200 лет.

Они пережили Кавказскую и Гражданскую войны, коллективизацию села, Великую Отечественную. Но пережить массовую застройку предгорий не смогли.

Что самое интересное, винить в вырубке некого - владелец участка закона не нарушал. Поскольку уникальные деревья-долгожители памятниками не являются и повторяют трагическую судьбу легендарных дольменов - их безжалостно уничтожают застройщики.

«Чтобы сохранить редкие деревья, я обращался за помощью к руководству двух ведомств. В управлении по охране и использованию объектов культурного наследия Адыгеи мне сказали: раз это растения - значит, памятники природные, а не культурные, это не к нам. В управлении по охране окружающей среды и природным ресурсам РА уточнили: раз деревья привиты человеком, они - культурное, а не природное достояние», - рассказал руководитель Адыгейского отделения РГО, член Общественной палаты РА Игорь Огай.

Статусом не вышли

А пока чиновники решают, в каком статусе редкие деревья всё же достойны охраны, их безжалостно вырубают. А с ними исчезает тайна векового долголетия, подаренного им человеком.

«Согласно исследованиям профессора Нуха Тхагушева, обычная прививка дикой груши, известная как расщеп, результатов не даёт: приживаемость плохая и такого долголетия, как у привитых адыгами деревьев, нет. Тхагушев пишет, что черкесы делали прививку дикой груше «седлом». Но что это за технология, до сих пор неизвестно, - рассказал Максим Шаповалов.

На сегодня только в окрестностях Даховской и Хамышков найдено несколько десятков старинных привитых груш, возраст которых варьируется от 200 до 450 лет. Найдено, но не защищено.

Ещё один черкесский сад из десяти грушевых деревьев в возрасте от 300 лет и старше раскинулся в окрестностях базы отдыха «Зубрёнок». У сада недавно появился новый хозяин. По закону он волен поступать со старинными деревьями как заблагорассудится.

По мнению Максима Шаповалова, решение о сохранении и защите старинных черкесских садов надо принимать безотлагательно.

«Во-первых, уже даёт о себе знать биологический возраст деревьев. Через 200-250 лет жизни дерево ослабевает, его биологические ресурсы исчерпываются. И лет через десять деревья просто умрут от старости. Но древние сады уничтожает не столько время, сколько человек. А вместе с исчезновением деревьев-исполинов может навсегда исчезнуть и уникальная форма древнего садоводства адыгов, какой нет больше нигде в мире», - считает Максим Шаповалов.

Музей во спасение

Хотя сегодня о черкесских садах, которыми восхищались Николай Вавилов и Иван Мичурин, говорено и написано немало, многие жители Адыгеи о них имеют весьма смутное представление.

В автобусе экскурсовод, показывая сады интенсивного типа, гордо заявила туристам из Москвы: «А это мы возрождаем старинные черкесские сады!». И сильно удивилась, узнав, что итальянские деревца, предельный возраст которых шесть лет, никакого отношения к черкесским садам не имеют.

Вот и выходит: кто-то что-то слышал, кто-то где-то видел. Но толком мало кто знает.

Случайно о черкесских садах узнал и житель с. Хамышки Ильяс Фархатов. Увлечённый историей адыгов, он специально переехал в Адыгею из Армавира.

Но вскоре свой большой дом решил отдать под «Музей груши древней Черкесии». А ещё он собирает книги по краеведению и помогает учёным находить старинные деревья.

А они окружают И. Фархатова везде. Купив дом поменьше, он увидел на участке две огромные груши. Не сказать, что красивые: высотой с четырёхэтажный дом, с корявыми ветками и такие мощные - в одиночку не объять. Что старинные, понял не сразу.

«Что касается красоты, её ведь сантиметрами и кило­граммами не измеришь. Как по мне, эти груши очень красивые, особенно та, которой 400 лет. Недаром с садами у адыгов связано много обрядов. К примеру, абадзехский юноша не мог помышлять о женитьбе, пока не привьёт минимум 10 деревьев в лесу. Люди не только о себе, о других думали. И у меня рубить эту красоту рука не поднимается», - рассказал Ильяс.

Урожай с груш-великанов Фархатовы собирают с начала лета и до конца октября. Их варенье пользуется большой популярностью.

«Я рад, что Ильяс поддержал мой проект музея груши. Он станет достойным его директором. Но музей - только один из путей спасения черкесских садов», - считает Игорь Огай.

Необходимо срочно инициировать в республике программу паспортизации и законодательной охраны всех старинных деревьев черкесской груши, так как факты их уничтожения отмечаются всё чаще.

Кстати
В мире есть несколько деревьев, охраняемых государством. Одно из них - дуб кайзера в берлинском районе Фриденау: охраняемый памятник природы, посаженный 22 марта 1879 г. в честь золотой свадьбы кайзера Вильгельма I.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах