81

Сцена эпохи постпандемии. Татьяна Сучкова - о театре и мимозах XXI века

«АиФ-Адыгея» № 9 03/03/2021

«Время показало: удалёнка что в образовании, что в театре не заменила нам живого общения», - считает главный режиссёр Русского драматического театра им. А. С. Пушкина Татьяна Сучкова.

Влюбиться из-под палки не получится

Карина Кадиева, «АиФ-Адыгея»:- Новый сезон в Русском драматическом вы начинаете как главный режиссёр театра. С чем ему, на ваш взгляд, пора расстаться, а что брать на вооружение?

Татьяна Сучкова: Чтобы жить и развиваться, театру нужен зритель. Не только проверенные временем театралы, чаще всего люди среднего возраста, но и молодёжь. Загонять в театр добровольно-принудительно можно. А смысл? Влюбить в искусство из-под палки не получится! Чтобы молодых привести в театр, нужна новая подача современных пьес, да той же классики, с новым взглядом на героев и сюжеты.

Труппа Русского театра обновилась, помолодела - к нам пришли молодые актёры, выпускники республиканского колледжа искусств. У ребят есть огромное желание работать, горят глаза, они полны энтузиазма.

Хотелось бы дать им больше возможностей для самовыражения. А именно - постановку экспериментальных спектаклей на малой сцене. Поймите правильно, я ни в коем случае не говорю о голых телах и брани. Но очень хотелось бы, чтобы параллельно с классическими спектаклями молодые ребята искали себя в более камерных постановках, пусть и не всегда привычных более старшему поколению, но со своей изюминкой и глубиной.

Кроме того, театр носит имя великого русского поэта, но никогда не имел дело с его творчеством. Поэтому сейчас у нас запланирован спектакль по двум «Повестям покойного Ивана Петровича Белкина». Идёт работа с автором пьесы, который, бережно работая с материалом, стараясь сохранить дух той эпохи, стиль речи, пушкинскую прорисовку образов, одновременно приближает чувства и порывы героев к пониманию человека современного.

Надеюсь, в марте, если всё будет благополучно, начнём репетиции.

Ещё одна новость: в этом сезоне к нам в качестве режиссёра-постановщика присоединился заслуженный артист России Саид Багов. В Русском драматическом он поставит спектакль по прозе Чехова.

Ходы при шахматной рассадке

- Сантребования к театру остаются в силе. Но выгодно ли ему работать при шахматной рассадке зрителя?

- Конечно, нет. Особенно в нашей ситуации. На время ремонта Пушкинского дома нам для репетиций и спектаклей выделили помещения КЗ «Нальмэс». Спасибо за это огромное - театр без возможности репетировать умирает. Но в зале «Нальмэса» мы лишь гости. Нам на репетицию выделяют 3-4 часа. Этого очень мало. Но мы не можем требовать большего. У знаменитого ансамбля есть свои репетиции, свой распорядок дня.

Кроме того, из-за шахматной рассадки зал «Нальмэса» не вмещает всех желающих. А их на первом же спектакле оказалось очень много. И даже двух спектаклей в день - в 15.00 и в 18.00 - оказалось мало. А арендовать помещение для театра после пандемии накладно.

- Но если это невыгодно, почему первые спектакли вы провели как благотворительные, со свободным входом?

- Очень уж хотелось порадовать зрителя, после вынужденного простоя дать ему насладиться искусством. Ведь театр - это всегда живое искусство, творимое здесь и сейчас. Это обмен эмоцией между актёрами и зрительным залом. Да и артисты засиделись в четырёх стенах, без зрителя. Как актриса и как режиссёр, могу сказать точно: таких горящих глаз, такой жажды работать не видела у них давно.

- Вы хотели порадовать зрителя. Зачем же для первого показа выбрали пьесу Шварца «Одна ночь» - вещь тяжёлую, трагическую?

- Мы выбрали её по нескольким причинам. Во-первых, это спектакль грантовый. Средства на него мы получили уже в период пандемии. И тогда же начались репетиции. Хотели показать его к 75-летию Победы, но не смогли. Вообще, пьесу «Одна ночь» мало кто ставил - в театрах она редкость. А во-вторых, это Евгений Шварц - наш земляк, чьё детство прошло в Майкопе.

В постановке питерского режиссёра Юрия Галушко, с которым наш театр много работает, пьеса претерпела некоторые изменения. Он органично вплёл в сюжет стихи военных лет, поэзию Ольги Берггольц, хореографию. И спектакль, в котором задействована вся труппа, зазвучал совершенно по-новому.

Нам бы очень хотелось, чтобы «Одну ночь» увидела молодёжь. Потому что наш спектакль обращён именно к молодому зрителю, через человеческие судьбы и надломы повествуя об истории войны. Чтобы юные зрители знали и помнили, через какой ад прошли их прадеды.

Ведь не секрет, что о войне они знают мало - мы щадим их, оберегаем от излишних треволнений, взращиваем этакую изнеженную мимозу, неподготовленную к тяготам жизни. А надо, чтобы сердце защемило, чтобы их пронзила та боль и трагедия, которыми в те годы жила каждая семья.

Готовность к рывку

- Что было самым трудным для артистов в период пандемии?

- Самым сложным для артистов было работать, не зная точно, когда откроют театры. Сложно было просто репетировать без конкретного понимания, когда придёт зритель. Мы же всё это делаем для него и ради него.

Да и соскучились мы друг по другу, и сейчас порой сложно бывает поймать рабочий настрой.

- Худрук Михайловского театра Владимир Кехман сказал: «Сейчас репертуарные театры должны сделать просто рывок». Готов ли Русский драматический к прорыву?

- Прорыв необходим, и в первую очередь это касается репертуара. Нужно подбирать не просто какую-то интересную постановку, нужны такие спектакли, которые будут интересны зрителю - в первую очередь молодому.

Хочется, чтобы в итоге наших перемен он, придя в театр, открыл для себя, что этот храм Мельпомены вовсе не древний, что здесь творится много интересного, что здесь не заскучаешь.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах