68

Симхан Агержанокова - о стойкости в пандемию и милосердии на расстоянии

«У равенства нет иллюзорности. Люди в обществе либо равны, либо нет», - считает председатель Адыгейской республиканской организации «Всероссийское общество инвалидов» Симхан Агержанокова.

Новус в подарок

- Жизнь в условиях пандемии вгоняет в депрессию даже молодых и здоровых людей. Как выживают инвалиды?

- Сейчас всем нелегко. Но я заметила, хоть мы и говорим «люди с ограниченными возможностями здоровья», но они, по жизни привыкшие к невзгодам, в пандемию оказались наиболее выносливыми. Они прожили этот год пандемии без панических страхов, без стрессов и истерик.

Хотя в самом начале самоизоляция кислород им перекрыла: у кого-то лекарства заканчивались, кто-то лишился периодических курсов лечения, пропустил время освидетельствования. У меня телефон не смолкал сутками. Порой приходилось брать на себя роль психолога, в чём мне помогло педагогическое образование. А когда к пандемии народ попривык, мы возобновили поездки на природу.

- То есть начали проводить мероприятия?

- Не в той мере, как хотелось бы. Выезжали по 10-20 человек. Летом на меня вышли представители Ассоциации настольных спортивных игр России. Мы договорились с ними о встрече на одной из баз отдыха Майкопского района. И инвалиды не только отдохнули в одном из живописных уголков горной Адыгеи, но и научились настольной игре новус.

А самым приятным в тяжёлом 2020-м для меня стало обсуждение планов на второе полугодие. Столько задумок, столько креативных идей выдвигалось! О какой апатии речь?!

Тут и продолжение проектов «От сердца к сердцу», «Творчество без границ», и новые маршруты социального туризма, и межрегиональный проект «Две половинки - одно целое», посвящённый семейным парам, прожившим вместе более пяти лет.

За дверью магазина

- Майкоп претендует на статус города с доступной средой. Но все ли учреждения доступны для людей с ОВЗ?

- Если говорить об учреждениях в Майкопе, в большинстве своём все они частично доступны, особенно учреждения культуры и спорта. Это также касается супермаркетов, торговых центров. Проблема - небольшие магазинчики, аптеки частных предпринимателей.

Недавно вышла прогуляться по улице Курганной. От Победы до Краснооктябрьской и слева, и справа большое количество магазинов, и ни один из них не оснащён не то что пандусом, нет даже кнопки вызова.

При проектировании и сдаче этих объектов никто не обращался в ВОИ за согласованием. В итоге все они оказались недоступными не только для людей с ОВЗ, но и для мамочек с колясками, для пожилых людей. А ведь это всё потенциальные покупатели, в которых, по идее, бизнес должен быть заинтересован.

- ВОИ ежегодно проводит мониторинг доступности. Как реагируют на него руководители предприятий и чиновники?

- С чиновниками легче, они законопослушные, а частные предприниматели в большинстве своём - негативно. Нередки случаи, когда хозяева объектов приходят с требованием согласовать доступность, несмотря ни на что. Был случай, когда просили меня согласовать на доступность объект, где даже стены не все построены. О какой, скажите, экспертизе речь? Конечно, я ничего не написала. И всё же, по сравнению с другими регионами, Майкоп по доступной среде выглядит достойно.

В доступности города элементарная порядочность - определяющий человеческий фактор. Согласна с Натальей Солженицыной: «Каждый на своём месте должен быть честен».

Недоступные метры

- Аналитический центр НАФИ провёл исследование об отношении россиян к инвалидам: большинство сочувствует, но на расстоянии. Изменилось ли в Адыгее отношение с людям с ОВЗ?

- Отношение к инвалидам во многом зависит от политики самого государства, от интеллигентности окружающих. К отношению государства нареканий нет. Мы благодарны Минздраву Адыгеи, который реагирует на малейшие наши проблемы. Это касается и выделения квот, и предоставления лекарств, лечения. Ни разу на просьбы и жалобы наша организация не получила от Минздрава отказ.

Однако на сегодня нерешёнными остаются проблемы выделения жилья для инвалидов. Одно словосочетание в респуб­ликанском законодательстве лишает всякой надежды многих. Чтобы улучшить свои условия жизни, надо быть не просто инвалидом, а малообеспеченным человеком с ОВЗ. Если же твои доходы превышают прожиточный минимум, а у инвалидов I группы так и выходит, и есть жильё, они теряют право на улучшение жилищных условий. Та же история с выделением земельных участков.

Человек с ДЦП стоял в очереди на квартиру 13 лет, а когда пошёл работать на полставки, его из очереди просто выкинули. А сколько у нас колясочников, которые вынуждены снимать жильё и ежемесячно отдавать за аренду из своих 17 тысяч как минимум 10?

Ещё одна проблема - чтобы и сами люди с ОВЗ были открыты к диалогу, к изменениям в жизни.

Если собрать 20 человек с инвалидностью, желающих работать, после собеседования их в лучшем случае останется двое-трое. И не потому, что нехватка рабочих мест, - предложений о работе немного, но они есть. Но вставать в 6 утра, чтобы в 9 быть на рабочем месте, работать по 5 часов привыкшему к свободному графику жизни, не очень хочется.

Мне не нравится такая потребительская позиция. Да, как члены общества, мы должны получать все полагающиеся нам блага. Но тогда, как того требует общество, нам и работать надо. И как бы я ни старалась трудоустроить людей с инвалидностью, которые сидят в общественных, людных местах и просят милостыню, они отказываются. Говорят, им так удобно, проще.

Хотя, я уверена, именно работа, участие людей с инвалидностью в спартакиадах, показах мод, продвижение в сети инстаграм-блогеров поможет обычным людям принять инвалидов как полноценных членов общества.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах