Примерное время чтения: 6 минут
75

Возвращение из небытия. Иван Партной - о боевых регионах и обещании солдата

«АиФ-Адыгея» № 50 13/12/2023

«Поисковики - люди мотивированные. Многие из них побывали в горячих точках, и не понаслышке знают, что значит терять друзей на поле боя. Для нас поиск - это дань памяти тем, кто погиб, защищая страну», - считает председатель Адыгейского регионального отделения «Поискового движения России» Иван Партной.

От архивов - на поле боя

- 3 декабря 1966 года у Кремлёвской стены был захоронен неизвестный солдат. 3 декабря 2023 года в станице Кужорской преданы земле останки четырёх неизвестных солдат. Совпадение?

- Нет, это не совпадение. 3 декабря Россия отметила День неизвестного солдата. В боевых регионах, где ведутся полевые работы, в этот день проходят торжественные захоронения останков воинов Великой Отечественной вой­ны, которые поисковые отряды обнаружили в течение года. Сразу поясню: боевыми регионами на сленге поисковиков называются места, которые во время войны были оккупированы и там велись боевые действия.

- Как вы узнали об этих людях?

- У нас есть два вида работы - полевая и архивно-поисковая. Поиск мы всегда начинаем с работы в открытых архивных источниках министерства обороны РФ: как правило, это боевые донесения, журналы боевых действий, списки погибших и пропавших без вести, карты и планы, схемы поля боя и так далее. Затем выбираем, где будут проводиться работы в следующем году. Потом выезжаем и изучаем интересующую нас местность. В конце каждого года отправляем в министерство обороны РФ заявку с указанием, в каких районах собираемся работать. Так что в места раскопок мы приходим неслучайно.

О захороненных в Кужорской четырёх бойцах нам, к сожалению, известно немного. Мы знаем, что это красноармейцы 70-й отдельной стрелковой бригады, которая, по некоторым данным, в боях в районе станицы Кужорской потеряла порядка 250 бойцов, погибших и пропавших без вести.

В прошлом году в этом же квадрате, в полутора-двух километрах от станицы, нами были подняты останки трёх неизвестных бойцов. В будущем году поисковую работу там мы продолжим - предстоит сделать очень много.

За рамками школы

- Что вас, взрослого человека, привело в поисковое движение? Может, искали своих погибших родственников?

- Нет, было чуть по-другому. На тот момент я работал педагогом в школе, и у меня было желание в воспитательной работе с детьми раздвинуть общепринятые рамки, дать им больше, чем дают привычные школьные мероприятия. Мы создали при школе военно-патриотический клуб. Сначала занимались туризмом - пытались прокладывать нехоженые турмаршруты. Детям это было очень интересно. Потом мы занялись историей и краеведением: посещали все известные и не очень мегалиты, путешествовали к дольменам и менгирам.

Но очень часто в лесах нам попадались заброшенные памятники бойцам Великой Отечественной, и мы постепенно начали интересоваться этой темой. А с учётом того, что вместе с нами в походы ходили и мои собственные дети, интерес к истории войны в Адыгее стал уже семейным делом. Мы начали изучать архивные документы, проводить уборку и реконструкцию заброшенных памятников и обелисков. Со временем нашего полку прибыло, и душа как-то прикипела к поисковому делу.

Я увидел огромную необходимость в этой работе и то, как плодотворно она влияет на детей - насколько им это важно и нужно. Наверное, это и стало основным аргументом моего выбора.

Держим связь через почту

- Вы автор патриотического проекта «Фронтовая почта», который стартовал в Адыгее в 2021 году. Он тоже рассчитан на школьников? Каковы его итоги?

- Наш проект «Фронтовая почта» как раз и адресован молодёжи. Он даёт возможность детям участвовать в работе по увековечению имён героев.

У нас в стране не так много школьных поисковых отрядов. Это обусловлено тем, что школьный поисковый отряд может быть только в той школе, где работает сам поисковик. Но, как правило, отряды сидят за партами, проходя тестирование или изучая краеведение, на раскопки ходят редко. Ведь выводить детей на раскопки небезопасно, потому что встречается огромное количество неразорвавшихся боеприпасов времён Великой Отечественной.

Поэтому мы и создали на местах боёв пункты «Фронтовой почты» - развесили в лесах почтовые ящики и контейнеры с карандашами и бумагой. Люди, которые обнаруживают останки (это зачастую грибники, туристы), могут оставить в ящике информацию о находке.

Эти почтовые ящики как раз и контролирует школьный поисковый отряд, специально для этого созданный в близлежащей школе. И сейчас, благодаря работе «Фронтовой почты», в Адыгее, на Кубани и в Крыму захоронено 11 бойцов, обнаружено, обезврежено и утилизировано с помощью Росгвардии порядка 20 взрывоопасных предметов.

А со временем нам начали отправлять ещё и найденные награды. С 2021 году в Адыгее обнаружено три медали «За отвагу!». Одна передана родственникам погибшего бойца в Армавир, вторая - в Тюмень, а третья пока хранится в Краеведческом музее в посёлке Энем Тахтамукайского района.

То есть наш проект даёт возможность абсолютно любой школе без специального оборудования и опыта создавать небольшой поисковый отряд. Достаточно на уроках труда соорудить почтовый ящик и контейнеры по типу скворечника, развесить в лесу. А потом без угрозы для жизни и здоровья отряд проверяет и перепроверяет найденную на почте информацию. Также мы обучаем ребят искать необходимые материалы во всех открытых архивных источниках.

В этом году проект «Фронтовая почта» будут запускать уже на федеральном уровне. Это увеличит число участников поисковых отрядов среди школьников.

- К сожалению, большинство найденных вами красноармейцев остаются неизвестными. Так, может, не стоит тревожить их покой?

- Мы не трогаем санитарные захоронения (погребения останков погибших от ран бойцов - Ред.), их в Адыгее довольно много: только по Тахтамукайскому району, судя по нашим картам и схемам, их 37. Санитарные захоронения, как правило, глубокие. Их делали в воронках от снарядов и авиабомб, в траншеях и блиндажах, в силосных и картофельных ямах, оврагах. Мы же работаем в верхних слоях почвы, до двух метров, где остались лежать не преданные земле погибшие и без вести пропавшие. И таких в Адыгее очень много: сегодня у нас ведётся интенсивная поисковая работа в Майкопском, Тахтамукайском, Красногвардейском, Гиагинском и Шовгеновском районах. Все найденные нами останки принадлежат бойцам, освобождавшим Адыгею от фашистских захватчиков.
18 февраля, в День освобождения республики, в Тахтамукайском районе мы будем торжественно хоронить бойцов, её освобождавших.

Зачем нам это нужно? Несколько лет назад под Сталинградом подняли останки бойца, идентифицировали, нашли родственников в Краснодарском крае. Сын погибшего бойца уже старенький был, лет под 80. Он попросил похоронить отца на кладбище, рядом с мамой. А после похорон рассказал, что самое яркое впечатление детства - это проводы отца на фронт. «Мне тогда четыре годика было. Он взял меня на руки, обнял, поцеловал и сказал, улыбаясь: «Сынок, я обязательно вернусь». Я ждал его всю жизнь. И вот он, наконец, вернулся».

Такие случаи оставляют неизгладимый след в душе. Ты понимаешь, насколько это нужно людям, нужно тебе самому. Знаете, ещё Александр Суворов сказал: «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат». Так вот, для всех наших ребят Великая Оте­чественная ещё продолжается.

Досье:
Иван Партной родился в пос. Энем Тахтамукайского района. 18 лет отслужил в рядах внутренних войск. В 2018 г. окончил Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма. Преподавал в школе. Поисковой работой увлёкся в 2018 г. С 2020 г. - председатель Адыгейского регионального отделения «Поискового движения России».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах