aif.ru counter
254

Рашид Джаримов: «В борьбе с терроризмом не надо бояться непопулярных мер»

«АиФ-Адыгея» №36 02/09/2015
Фото Надежды Гусевой / АиФ

«Террор - это крупная индустрия. Как в любой индустрии, за исполнителями стоят воротилы бизнеса, у которых один довод - доллар. Якобы другие принципы - просто прикрытие. Счастливый, гармонично развитый человек не пойдёт в боевую организацию - ему есть, что терять, он просто не захочет быть куклой в чужих руках», - рассказал в преддверии Дня солидарности в борьбе с терроризмом бывший спецназовец, член Общественной палаты РА.

Печальная слава

Карина Кадиева, АиФ-Адыгея: - Один из журналистов сказал, что терроризм - это инструмент. Но мы же не выступаем против автомата Калашникова? Многие ли жители готовы помогать органам в борьбе с террором и не прослыть стукачами?

Рашид Джаримов: - Я бы не сравнивал автомат Калашникова и терроризм - несопоставимые понятия. Однажды мы с делегацией от Адыгеи побывали в Беслане. Кто слышал об этом городе до теракта 1 сентября 2004 года? Не буду касаться подвига спецназовцев, собой закрывавших детей от пуль, - это отдельная тема, но я никогда не забуду детское кладбище, где даже у взрослых мужчин наворачивались слёзы. Не забуду школу, к стенам которой люди несли бутылочки с водой в память о тех муках детей, которым террористы не давали пить. Если бы чей-то звонок помог предотвратить гибель сотен детей, такое сообщение дорогого стоило. При чём тут стукачество? Скорее, равнодушие и подленькая мысль: меня это не коснётся. 

Террор - это раскученная бизнес-индустрия. АиФ/ Фото Надежды Гусевой

- Есть пример Будёновска, «Норд-Оста», Беслана. Тогда почему появляются боевики Украины, сирийские революционеры, ИГИЛ, о котором ещё год назад мы понятия не имели. Кровавая история террора ничему не учит?

- Эти движения – форма так называемой асимметричной войны. Создаются ячейки по национальному, клановому, религиозному признаку, которые разрастаются и начинают контролировать целые территории. Идея образования таких движений может быть любой, главное, чтобы она манипулировала человеком. За этими движениями стоят люди, которые финансируют, обучают боевиков, готовят теракты. Зачем? Очень просто: теракт - мощное влияние на людей. Те, кто его совершают, решают свои финансовые проблемы. Те, кто пострадал от терроризма, - испытывают страх. И теми, и другими легко манипулировать. Террор - это тайная война. 

Пример из истории: в 1905 году Япония вела войну с Россией, на дестабилизацию которой выделялись большие деньги. Но спусковым крючком революции 1905 года стало «кровавое воскресенье». Народ повели к Зимнему дворцу, к царю. Мальчишки 13-15 лет, бывшие в боевой организации, залезли на деревья и фонари и стали стрелять из револьверов в сторону дворца, когда туда подошла толпа народа. Войска в толпу не стреляли, а дали залп вверх. Но в толпе возникла паника - люди повернули назад, давя друг друга. Потом появились листовки - царские войска расстреляли народ у Зимнего, Николай II получил прозвище «Кровавый». В этом же январе грянула Первая русская революция, а война с Японией завершилась Порт-смутским миром, по которому Россия уступила ей южную часть Сахалина и арендные права на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу. Цель оправдывает средства. Терроризм не сейчас стал бизнесом.

Проплаченные бренды

- Одно из событий, потрясших Адыгею, - отъезд нескольких молодых семей в Турцию в поисках «истинной веры». Как быть с теми, кто уезжает?

- Если уехать просто жить за границу - пожалуйста, мы живём в демократической стране. Если пополнять ряды ИГИЛ - это совсем другое дело. Почему в Израиле сносят дома семей боевиков? Чтобы знали, что семья останется без крова и помощи государства, семья будет в ответе за преступления. К боевикам приходят по разным мотивам. Есть обиженные, разочарованные, мстящие, а кто-то видит определённый карьерный рост, возможность заработать. Террор - это индустрия, которая держится на законах экономики и брендовых именах и событиях. Брендом «Аль-Каиды» был Бен Ладен. Под бренд дают деньги. Не стало бренда, рейтинг движения пополз вниз, уступив место ИГИЛ.

Как Столыпин в своё время ликвидировал терроризм в России? Вместо суда присяжных ввёл военно-полевые трибуналы, перекрыл все каналы «подпитки» извне, всех террористов ждала виселица. Это позволило предотвратить экономический кризис в России 1907 года, а дальше пошёл экономический подъём. В борьбе с терроризмом не надо бояться непопулярных мер.

- Стоит ли сегодня опасаться террора?

- Надо мыслить шире, дальше «своей хаты с краю». Повторю: терроризм - это бизнес. Сейчас Россия хочет выйти из-под влияния Запада, изменить Конституцию, навязанную в 90-е годы извне, приобретает независимость. Второе: Россия «отвязывается» от доллара. Чем закончил Каддафи и его страна, когда они попытались продавать нефть за евро? Есть ли у нас предпосылки, чтобы была дестабилизация в стране? Они уже существуют.

Но в это же время идёт сокращение в рядах полиции и основная задача по антитеррору возложена на частные охранные предприятия. Но все ли охранники соответствуют стандарту? Вопросов много. Но на авось сегодня жить нельзя. 

Рашид Джаримов
Родился в 1967 г. в Майкопе. В 2009 г. окончил Институт физкультуры и дзюдо Адыгейского госуниверситета. Директор частного охранного предприятия Майкопа. Член Общественной палаты РА. Женат, имеет троих детей. Считает, что надо верить в то, чем занимаешься.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество