Примерное время чтения: 7 минут
273

Работает бригада. Фельдшер рассказала о буднях скорой и изгнании демонов

«АиФ-Адыгея» № 17 26/04/2024
Спасать людей, приходить на помощь - суть профессии фельдшера скорой помощи.
Спасать людей, приходить на помощь - суть профессии фельдшера скорой помощи. АиФ

«Каждый вызов скорой по-своему непредсказуем, рискован. Мы никогда не знаем, с чем столкнёмся. Неслучайно фельдшеров скорой помощи в мире медицины считают экстремалами», - рассказала фельдшер Адыгейской респуб­ликанской станции скорой медицинской помощи и Центра медицины катастроф Тамара Коваленко.

Нерешительным здесь не место

- Скоро в Адыгее пройдёт конкурс на лучшего медработника среднего звена. Что вы вкладываете в понятие «фельдшер скорой»?

- Это понятие объёмное. Тут одно правило вытекает из другого. Но, думаю, главное в этой профессии - чтобы в тебе не угасало желание помогать людям, спасать их жизни. Знаете, когда заступаешь на сутки и в течение 24 часов тебе удаётся спасти хотя бы одну жизнь, то радуешься этому, наверное, больше самого пострадавшего.

Студентам, которые приходят к нам на практику, я всегда говорю: «По возможности вы должны спасать человека так, как спасали бы маму, сестру, отца, любимого. Да, порой это очень нелегко - мы можем столкнуться с хамством, с физической агрессией. Но всегда надо помнить: нам не звонят счастливые люди, нам звонят те, кому очень плохо и кто ждёт от нас с вами помощи».

А потому в нашей профессии важна уверенность в своих силах и реакция. Слабым духом и нерешительным здесь не место. Выезжая на вызов, я должна быть уверена, что справлюсь, что достаточно грамотна и квалифицирована, чтобы оказать помощь в полном объёме. А для этого фельдшеру скорой помощи надо постоянно учиться чему-то новому.

На крутом повороте

- Почему выбрали для себя самую беспокойную медицинскую профессию - фельдшера скорой помощи?

- В родном Красноярске я окончила музыкальную школу и меня готовили к поступлению в институт искусств. В будущем я должна была стать педагогом по классу фортепиано.

Окончив 10-й класс, я как-то проходила мимо газетного киоска, где продавали блокноты для абитуриентов с перечислением профессий и учебных заведений. Взгляд упал на строку «фельдшер скорой помощи». Не знаю почему, но меня это заинтересовало, и я решилась круто изменить судьбу. В 1979 году в медколледж Красноярска на фельдшера скорой был большой конкурс - 18 человек на место. Надо было сдать несколько предметов. За русский и литературу я не волновалась, но химия... Чтобы её подтянуть, я пошла на двухмесячные курсы в физико-математический институт. Всё сдала на отлично и хорошо и поступила.

А когда училась на втором курсе, мой педагог по фортепиано Лариса Васильевна Прейсман пришла к маме со словами: «Валечка, куда же ты послала Тому? Она же талантливая пианистка, а будет тягать тяжёлые носилки и чемоданы, каждый день видеть кровь и страдания». Перепуганная мама кинулась ко мне, но я уже вошла во вкус - мне нравилось учиться. Через четыре года учёбы я попала по распределению на станцию скорой помощи Красноярска, потом переехала в Адыгею. И за 40 лет ни разу не пожалела о своём выборе профессии, ни разу в ней не разочаровалась. Но любовь к фортепиано сохранилась по сей день - люблю играть в свободное время.

По заветам Гиппократа

- Что лично для вас самое сложное в профессии?

- Самое сложное - оставаться спокойным. На вызове могут и обидеть, и оскорбить. Часто это бывает на уличных вызовах. Посторонние не всегда помогают. Важно ни в коем случае не теряться в ситуации, когда вокруг все кричат и плачут.

Представьте, приезжаешь на ДТП, там серьёзные травмы, надо параллельно катетер ставить, обезболивающее делать и зевак с камерами отгонять. В таких случаях нужно мысленно образовать вакуум, где только ты и твой пациент, сконцентрироваться и быстро, по возможности хладнокровно принять решение и оказать максимальную помощь. А это порой нелегко.

Когда я начала работать на скорой в Красноярске, мы выезжали по одному - фельдшеров не хватало. В машине только я и водитель. Вызвали нас к раненой женщине в частный сектор. Когда приехали, соседи окружили нашу машину, кричат, что сожитель выстрелил в женщину из самопала. Она в доме вся в крови, а он в сильном возбуждении бегает по двору и кричит, что всех перестреляет. Что делать? Водитель хотел выйти из машины, но я не пустила - нажала на блокираторы дверей. Люди стали раскачивать машину, чтобы я испугалась и вышла. Но я собралась с духом и крикнула: «Я вызываю ОМОН. Но до его приезда становиться мишенью не буду и всех вас не собираюсь подвергать опасности». Мои слова их убедили. А когда приехал ОМОН и оцепил дом, меня в окружении бойцов провели туда. До сих пор помню, пока шли, я чувствовала на спине дуло автомата. Увидев всё это, виновник забежал в дом и застрелился. Но женщина оказалась жива. Мы быстро доставили её в больницу.

Ещё одна сложность нашей профессии - наладить контакт с пациентом. Не всегда требуется медикаментозное лечение. Тут надо быть не только медиком, но ещё и психологом. Иногда достаточно полечить человека словом, дать ему выговориться. Чтобы человек услышал что-то хорошее, как говорится, поговорить по душам. Нередко слышу на вызове: «Вот вы приехали, послушали, и стало легче». Так что живём по заветам Гиппократа: «Лечите сначала душу, а потом тело».

Я вообще против конфликтов с пациентами - всегда стараюсь мягко расспросить человека, что с ним случилось. Вместо грубости в ответ часто прошу прощения. Как в пандемию, когда в день было больше 30 вызовов. Быстро приехать на вызов не получалось. Некоторые встречали нас адекватно, но кто-то грозил, что явится к нам с автоматом и перестреляет. Понять можно: нервы у людей на пределе. Но мы старались в конфликт не вступать. Переступаешь через себя и предлагаешь: «Давайте я вас всё-таки посмотрю».

Экстремалы от медицины

- Наверняка вы не раз попадали в непредвиденные ситуации?

- Дочь часто говорит, что по моим историям можно целый сериал снять. Иногда, действительно, не знаешь, смеяться или плакать. Когда я только пришла на работу в скорую, мамина подруга тётя Валя, работавшая там диспетчером, её успокоила: мол, не волнуйся, сложных случаев мы Томе не дадим. Но вызвали меня на роды на дому. В больницу довезти роженицу мы уже не успевали, так что пришлось принимать роды дома. В итоге я чаще других принимала роды - и все 17 малышей оказались живы-здоровы.

Ещё был случай, когда пожилая женщина вызвала скорую для сына. Приезжаю, он сидит на диване, а весь пол усыпан битой посудой, зеркалами, оконными стёклами. Я взяла волю в кулак, прошла к нему по этим осколкам и мягко спрашиваю: « Что случилось?», а в ответ: «Я с демонами боролся». Поняв, что это белая горячка, интересуюсь: «Ну, вы их победили?». Он объясняет: «Да. Они смотрели в зеркала, в посуду, в окна. Но я их уничтожил». Тогда я предложила: «Давайте теперь я вам помогу» и отвезла его в наркологический диспансер.

Учитывая риски, у нас, как у спасателей и пожарных, очень важно умение работать в команде. С ней мне повезло. Станция скорой помощи Адыгеи - это одна большая семья профессионалов своего дела, слаженная работа которой зависит от всех: диспетчеров, водителей, старших врачей смены, главного фельдшера и, конечно, от руководителя - Ахмеда Аскеровича Сиюхова.

А своего напарника в бригаде № 7 Схатбия Тутаришева я так и называю «мои вторые руки» - высоко ценю его профессионализм и доверяю. За долгие годы работы в одной бригаде мы научились понимать друг друга с полуслова. В нашей экстремальной профессии это очень важно.

Досье:
Тамара Коваленко родилась в городе Петропавловске-Камчатском. В 1982 г. окончила Красноярский медколледж. После прохождения узкой специализации 40 лет работает фельдшером скорой помощи. С 2021 г. - фельдшер Адыгейской республиканской станции скорой медицинской помощи и Центра медицины катастроф.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах