aif.ru counter
1131

Крик не услышали. В Адыгее выросло число детских суицидов

«АиФ-Адыгея» №8 24/02/2016

Когда статистика пугает? Когда это сухие цифры детских смертей. В Адыгее растёт число детских суицидов. Прокуратура республики считает, что во многом они связаны с тем, что детям вовремя не была оказана квалифицированная помощь.

Дефицит любви

Страшные цифры должны заставить не только задуматься, но и действовать. «АиФ-Адыгея» уже рассказывал, что в 2014 г. в Адыгее покончили с собой двое подростков 16 и 17 лет, в 2015 г. смертей, в которых погибли дети 11, 15, 16 и 17 лет, было уже четыре.

В прошлом году выросло и число покушений детей на самоубийство: с девяти случаев (2014 г.) до 11 (2015 г.). За 10 дней этого года в Адыгее зарегистрированы два факта суицида несовершеннолетних.

По словам старшего помощника прокурора Адыгеи Елены Алексейцевой, причинами, толкнувшими детей на самоубийство, стали конфликты с родителями, негативное отношение к своей внешности, ссоры со сверстниками и неразделённая любовь.

Сегодня прокуратура РА требует вернуть в школы республики психологов, чтобы минимизировать проблему детских суицидов. Для этого в Минобрнауки РА разрабатывают методики раннего выявления детей с суицидальными проявлениями в поведении. В школах уже проводится разъяснительная работа с родителями, распространяются памятки о том, что должно насторожить в поведении подростка.

И всё же предугадать готовящееся самоубийство невозможно без всесторонней работы семьи и школы. За каждым таким покушением, за каждой смертью стоит внутренняя трагедия, и неважно, на почве неразделённой любви или конфликта с одноклассниками и родителями.

Почему мы упускаем своих детей в семье и школе? Родители зарабатывают деньги, со школы сняли функцию воспитания. Выходит, наши дети предоставлены сами себе.

По словам консультанта по детско-родительским отношениям Ларисы Страшко, суицид - это крик ребёнка о помощи, призыв: «Заметьте меня!».

«Когда ребёнок задумывается о суициде? Когда чувствует, что у него недостаточно сил, чтобы справиться с жизненной ситуацией, а понимающих взрослых рядом нет», - считает Л. Страшко.

Дефицит общения в семье, школе и обществе толкает наших недолюбленных детей к самоубийству.

Один в поле

По мнению специалистов Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, со школьниками и детсадовцами должна работать целая команда - психологическая служба. Сейчас психологической службой в школе называется один психолог, который на полставки крутится, как правило, между двух школ: в одной он работает социальным педагогом, в другой - психологом.

По современным стандартам на одного психолога приходится 200 школьников. То есть в школе с тысячей учеников должно быть как минимум пять психологов. Но на деле учащихся в два-три раза больше. О каком качестве работы при такой нагрузке говорить?

«На то чтобы найти с ребёнком общий язык, выстроить доверительные отношения, уходит от года до двух лет. Наскоком детских проблем не решить», - считает Л. Страшко.

Сегодня школы республики обеспечены психологами только на 54%, детские сады - на 65%. К примеру, из 21 школы Теучежского района только в двух работают социальные психологи. Похожая картина и в Тахтамукайском районе, где из 12 школ только две имеют такие же ставки.
Хотя, по словам психологов, помощь нужна не только школьникам, но и учителям.

«При той колоссальной бумажной нагрузке, которая ложится на плечи и психолога, и учителя, им самим нужна профессиональная помощь. Особенно классным руководителям, которые в первую очередь должны видеть тревожные симптомы своих учеников», - считает директор майкопской средней школы №13 Наталья Ткаченко.

По словам психологов, учитель не должен перестать быть чувствительным. Для него чужие дети должны стать своими. Именно такой учитель несколько лет назад забил тревогу, увидев на полях ученической тетрадки странные рисунки чудовищ, которые сделала девочка. Другой педагог забеспокоился, когда в тетради ученика прочёл слова «Я белая ворона», «Я жить не буду». Вместе с психологами этих детей спасли от попытки самоубийства.

«Ребёнок должен чувствовать, что он небезразличен окружающим взрослым», - считает психолог Елена Ионова

Владимир ОВЧИННИКОВ, заслуженный тренер России:
«Число детских суицидов увеличилось не только в Адыгее, это общероссийская проблема. Лично я обвиняю в этом наш кинематограф и российское телевидение. То, что показывают нашим детям с экранов телевизоров, то, что они видят с экранов компьютеров, калечит детскую психику. Я бы одним из бедствий современности назвал глобальную пошлость, извергаемую в эфир. Наши дети в своём большинстве растут бездуховными. Хорошо, если у подростка есть спорт, искусство, творчество. А если нет? Сегодня миллиарды рублей уходят на поддержание обороноспособности страны. Важное и нужное дело. Но вы посмотрите, что творится с образованием? В Адыгее дети даже по второму разу, несмотря на всю подготовку, не смогли написать итоговое сочинение. Это пример «работы» мысли. Одна из проблем, которую нельзя решить высокоточными ракетами, - миллионы недорослей и недоучек. Кто завтра эти ракеты запускать будет и куда? Если раньше естественным примером культурных и жизненных ориентиров, цельности мира оставались отец с матерью, сейчас они банкроты. Тинейджер, овладевший компьютером, считает себя намного умнее деда, пишущего авторучкой. Но ведь это не так! Для современного подростка мир сузился до размеров мобильника, который, являясь бесконтрольным, зомбирует ребёнка. Парадокс: Интернет, придуманный для быстрого получения полезной информации, практически не осуществляет этой своей функции. Поэтому неудивительно, что в нашей стране растёт число зависимых от Всемирной паутины людей».

В остатке реформы

А что же многочисленные реформы системы образования? Как показывает российская статистика, трудных подростков и неблагополучных семей в Адыгее, как и в других российских регионах, стало больше. А школьных психологов, в которых так нуждаются дети, наоборот, с каждым годом всё меньше. Ставки психологов первыми попали под сокращение штатов в учебных заведениях республики.

«Оптимизация образования требует сокращения ставок, и первыми под удар подпадают ставки психологов и социальных педагогов. Чего удивляться, что в республике увеличивается число правонарушений и суицидов среди несовершеннолетних?» - считает победитель Нацпроекта «Образование», учитель майкопского лицея №8 Алексей Стальной.

По мнению психологов, число суицидов растёт, потому что сегодня, как в 90-е, жизнь становится жёстче. А пока российское образование сотрясают реформы, число неблагополучных семей увеличивается. 

Ирина СЕРГЕЕВА, руководитель отдела по делам молодёжи Майкопа:
«Думаю, всё дело в семье. Российская семья крепнет. Но не надо сбрасывать со счетов те страшные 90-е, которые мы пережили, те трудности, с которыми столкнулись сейчас, в период кризиса. Сегодняшние родители - это дети 90-х. Потеря нравственных устоев, которая сопровождала жизнь страны целое десятилетие, сказалась на молодых семьях 2000-х годов. В 90-е большинство детей росло брошенными, бездуховными. Тогда перед взрослыми стояла одна цель - заработать. Для многих она и сейчас осталась единственной. Человеческая сущность требовала и требует плеча рядом, моральной поддержки, доброго слова. Общество, семья и тогда, и сейчас не до конца понимают, что дети всегда, во все времена нуждаются в тепле и заботе. Сегодня детский суицид помолодел, это суицид недолюбленных детей. Часто суицид бывает демонстративным, когда дети до конца не понимают последствий. Отдельно взятая структура с проблемой детских суицидов не справится. Здесь нужны огромные комплексные усилия, конкретные действия и человечность в каждом из нас».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах