aif.ru counter
189

Сергей Булгаков: «Пора исправлять ошибки 90-х»

«АиФ-Адыгея» №35 26/08/2015

«Учителя истории - люди, привычные к реформам. Просто хочется, чтобы ежегодные реформы образования были последовательными. Пока что учителя часто работают вопреки нововведениям, от которых школу лихорадит», - говорит в канун начала нового учебного года старший методист адыгейского республиканского института повышения квалификации учителей.

Чёрно-белая история

- С какими проблемами в Центр повышения квалификации приходят молодые учителя?

- Если говорить о тех, кто недавно начал работать в школе, одна из проблем: уменьшение часов на педагогические специальности в университетах. К примеру, во времена моей учёбы, в конце перестройки, на методику преподавания предмета уходило несколько лет. Объём позволял изучить и классическую методику Коменского, Ушинского, Макаренко, опыт российских педагогов-новаторов Амонашвили, Шаталова, Щетинина. На I-III курсах мы занимались внеклассной работой,  на IV-V курсах по два месяца вели уроки. Мы на практике знали, что нельзя давать лекцию пятикласснику - не запомнит, на уроке надо чередовать виды деятельности. Сейчас студенты, выходя из вуза, не знают, ни как вести урок, ни как его выстраивать, ни каковыми могут быть формы применительно к возрасту школьника. 

- С какими ещё проблемами сталкиваются учителя?

- Одна из проблем для тех учителей, которые хотят что-то сделать, - это мотивация школьников к учёбе. Не хотят учиться дети, исчез стимул получения знаний. Зачем, если диплом можно просто купить? Как учитель, я против того, чтобы в массовое образование вмешивался рубль. Деньги в образовании были всегда - родители платили за  обеды, за продлёнку, музыкальную или художественную школу. Но это были копейки, которые не влияли на бюджет семьи, но повышали ответственность ребёнка. 

- В Адыгее пользуются больше чем девятью учебниками по той же истории. Что даёт такое «разнообразие»? 

- Разнообразие ничего не даёт. Я за единый учебник. К нему пусть будет огромное количество авторских разработок, дополнительных материалов. А уж хороший Сталин или плохой, учитель расскажет на уроке. Хотя эти категории - не для истории. История - предмет неоднозначный, а преподаётся субъективно.  

Самые мифологизированные личности в нашей истории - Иван Грозный, Пётр I и Сталин. Золотую середину учебники истории не ищут, их составителям важнее гранты. Сейчас только ленивый не поливает грязью учебники академика Андрея Сахарова, которыми школа пользовалась около 20 лет.

Только потому, что он снят с высоких постов. С этого года нам предлагают три комплекта учебников, но ни один из них пока не прошёл апробацию в школе. И насколько они годны, можно судить пока только по рекламным проспектам. 

Совесть толщиной с кошель

- Сегодня критикуют классиков педагогики. От Макаренко живого места не оставили. Почему?

- Поливают грязью просто потому, что жил в сталинское время. Хотя Макаренко - это гениальный, незаслуженно забытый педагог. Кстати, его опыт изучают и применяют за рубежом. Ни один из тех беспризорников, малолетних преступников, с которыми он работал, не встал потом на скользкий путь. Они стали инженерами, педагогами, военными. Вы задумайтесь, в коммуне им. Дзержинского малолетние преступники выпускали ФЭДы - фотоаппараты с тончайшей оптикой, переписывались с Максимом Горьким, получали несколько профессий. Трудовое воспитание, на котором держалась система Макаренко, незаслуженно забыта. Но ведь патриотического, нравственного воспитания не может быть без трудового. Пока не будет уважения к труду, нельзя говорить об уважении к стране.

Поэтому школе нужны труд и единый учебник истории. Пора исправлять ошибки 90-х, когда была практически убита историческая память россиян. Вымазали чёрным всю отечественную историю, а теперь призываем к патриотизму. Что любить, если у нас всё так плохо? Эта тенденция не проходит до сих пор. Не секрет, что и сегодня идеологию страны, которой по Конституции, кстати, у России нет и быть не может, контролируют либералы, навязывая обществу «ценности» в самом человеконенавистническом варианте. Сейчас нет понятия «хороший»,  есть понятие «богатый». Достоинство измеряется толщиной кошелька. 

- В такой ситуации российскому школьнику запретили трудиться? 

- В школе - только с разрешения родителей и по желанию ребёнка. Более того, у нас появилось понятие «престижного» и «непрестижного» труда. Быть банкиром, бухгалтером, юристом, бизнесменом престижно. Фермером, рабочим, врачом или учителем - нет. Общество разделилось на труд для элиты и для «чайников». Макаренко учил: не бывает труда плохого, любой труд - это замечательно. Когда мы говорим, что в школе ребёнка нельзя учить труду, - это плохо.

Воспитание - взаимосвязанный процесс. Нельзя научить морали, если мама говорит: «Мыть полы в школе - не твоё дело, сынок. Их пусть уборщицы моют». Помоют, но только дома маме самой придётся за швабру взяться или домработницу нанять. Эта двойная мораль растит иждивенцев. При двойных стандартах в обществе переломить их психологию невозможно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых