Примерное время чтения: 7 минут
584

Братья не по крови. Мария Назарова рассказала о буднях волонтёров

«АиФ-Адыгея» № 16 17/04/2024

«Я считаю, каждый, кто помогает фронту, должен туда съездить. Эта совершенно отличная от нашей жизнь меняет не только ребят на фронте, но и тех, кто помогает им в тылу», - уверена руководитель Народного полка Гиагинского района «Zона добра» Мария Назарова.

Вместо выходных

- Вы очень занятой человек. Почему решили стать ещё и волонтёром? Только ли из любви к младшему брату-добровольцу СВО?

- Да мы с подругой Настей и не думали о волонтёрстве. Просто в самом начале СВО мой брат уволился с работы и пошёл добровольцем на фронт. А летом 2022-го, приехав на побывку, сказал, что у ребят там постоянное чувство голода - есть хочется 24 часа в сутки. Тогда, скооперировавшись с родными и друзьями, мы начали отправлять в зону СВО посылки. А потом с Настей организовали в Гиагинской группу помощи нашим ребятам. Затем все волонтёрские группы объединил Народный фронт, и мы стали Народным полком «Zона добра». С поддержкой Народного фронта нам стало гораздо легче. Мы уже не просто те, кто хочет помочь, не особо понимая как.

И, знаете, нам название полка очень подходит. Наши женщины уникальны, они настоящие бойцы тыла, готовы выполнять любую работу. Наш полк «Zона добра» охватил волонтёров сразу трёх районов: нашего Гиагинского, соседнего Шовгеновского и села Большесидоровского Красногвардейского района. Чтобы рассказывать о самоотверженности женщин-волонтёров каждого из 10 населённых пунктов, дня не хватит. Они в шесть вечера, после работы, несмотря на усталость, приходят и начинают плести сети, делать маскировочные костюмы, вязать нашлемники, закупают всё, что необходимо для бойцов: стройматериалы, рации, дроны, диски USB, кабели, отправляют на фронт свои соленья и варенья, сушат сухари, делают сухие борщи и сухие души. Студенты-сварщики варят буржуйки, делают окопные свечи. И в таком режиме работаем уже два года.

Мы даже считать перестали, сколько тонн груза отправили в зону СВО. По самым скромным подсчётам, в среднем волонтёры Гиагинского района отправили на фронт больше 300 тонн гуманитарной помощи.

- Как-то менялся характер грузов за это время?

- Конечно. Если раньше это были продукты питания, тёплые вещи, то сейчас есть по­требность в хозяйст­венном инвентаре. Пиломатериалы всегда нужны - с лесом там не очень, а строить (те же блиндажи) надо. Собираем молотки, лопаты, фольгированные утеплители, обогреватели, постоянно требуются бензопилы, генераторы, рации и дроны.

Помогаем и полевым госпиталям - недавно передали дикий тоннаж постельного белья, бинты, марлю, шприцы. Только что отправили огромное количество одноразовых пелёнок, подгузников для взрослых, несколько каталок. ЦРБ нам передала для фронта жёсткие носилки, кушетки. Нам стало помогать много народа.

Но, конечно, как ехать к ребятам без домашних пирожков? Недели две назад мы отправлялись с грузом на фронт, так за ночь до отъезда три женщины испекли 400 пирожков.

Необычный груз

- Что из необычных грузов приходилось отправлять на фронт? И как бойцы оценивают тонны груза из Адыгеи?

- Вот сейчас мы вернулись домой. В этот раз у нас был очень интересный конвой из двух грузовых машин и легковушки с прицепом, куда мы втащили отремонтированный нашим умельцем Евгением Ланцевым квадроцикл. А забрали с передовой ещё два на срочный ремонт.

У нас есть волонтёр Ирина Банник - мать пятерых детей, она вместе с мужем Сергеем ездит на фронт передавать грузы. Галя, что в Гиагинской сети плетёт, тоже ездит на фронт либо водителем на своей машине, либо штурманом на другой. Женщине 55 лет.

- Вы часто выезжаете «за ленточку». Страх есть или риск уже привычен?

- «За ленточку» выезжаю постоянно. Очень страшно было в первый раз. Мы тогда заезжали через Джанкой, через Чонгарский мост. Ещё не было ни дорог, ни освещения - как дорога в никуда. Кругом - пожжённая техника, разрушенные здания, словно в фильмах ужасов.

А сейчас дороги восстанавливают чуть ли не до красной зоны, вдоль дорог освещение. Меньше чем за полтора года всё поменялось. Помню, когда я первый раз попала в Мариуполь, через три месяца после освобождения, у меня был шок - там всё было разрушено. А сейчас, заезжая в Мариуполь, мы видим всё новые и новые строящиеся объекты, день и ночь идут работы по восстановлению: заново прокладывают трассы, восстанавливают дома, мосты, даже несмотря на близость фронта.

Сильные слабые женщины

- В вашей жизни что-то изменилось, когда вы попали «за ленточку»?

- Бабушка с детства воспитывала во мне привычку помогать людям. Так что волонтёром я стала по зову сердца. Хотя с братом на фронте вижусь редко. Он служит в 227-й Майкопской артиллерийской бригаде. Раз в полтора месяца мы привозим груз туда. Но чаще всего встречаем совершенно незнакомых нам парней. Но даже не зная этих ребят, я их тоже считаю своими братьями и бросить не могу.

Побывав на фронте, я изменила взгляды на жизнь, понимание цели собственного существования, круг общения. Раньше думала, что многие люди не способны делать добро, нет в них отзывчивости, они озлоблены и эгоистичны. А это не так!

Женщины нашей группы не просто сети вручную плетут, они тягают по 30-40 кг, когда надо разгрузить пришедший груз или собрать машину.

Пенсионерка Татьяна Васильевна, узнав о Народном полке, где автостопом, где пешком, пришла в Гиагинскую из совхоза «Труд» - за 20 километров. И сейчас ежедневно приезжает - сети плетёт. А то ветврач Валюша или учитель начальных классов Марина Ермолаева собирают всех вечером после работы и привозят. За полтора года мы уже стали семьёй - друг без друга не можем. Если нужно, в любое время дня и ночи готовы работать.

Недавно был срочный заказ - связать пять полотен маскировочных сетей 9x12 м каждое. Женщины из групп села Большесидоровского, станицы Гиагинской, хуторов Зарево и Чернышёв всё воскресенье, с утра до ночи, вязали эти сети вручную. Падали от усталости, но заказ выполнили.

Скажу так: я организую погрузку, с командой вожу груз на фронт, общаюсь с бойцами. Но это лишь 10% всей работы. Без самоотверженности и труда наших женщин из станиц Келермесской, Гиагинской, Дондуковской, сёл Сергиевского, Большесидоровского, Нижнего Айрюма, хуторов Зарево, Тихонов, Чернышёв и Прогресс ничего бы этого не было. Не считаясь с личным временем, они плетут больше 200 сетей в месяц.

«Словно домом запахло»

- Наверняка есть люди, которые не понимают, зачем вам это надо. Как объясняете?

- Видео показываем, как нас встречают парни, как они благодарны, как со слезами и комом в горле читают письма детей из Адыгеи. Они даже в каждом подразделении соорудили стенды с письмами и игрушками, отправленными нашими детками бойцам.

В преддверии Нового года в школах прошла акция «Добрый апельсин». Вы не поверите, какой объём цитрусовых у нас был! Коробки с апельсинами, мандаринами и лимонами заняли весь длинный коридор и две большие комнаты бывшего детского сада, где расположен сейчас наш штаб. На фронт мы отвезли около 2 тонн.

Знаете, один парень из Кемерово сказал: «Вы, главное, нас не бросайте! Когда вы приезжаете, для нас словно домом пахнет». После этих слов совершенно незнакомого нам паренька слёзы на глаза навернулись. Ну как можем мы их оставить?

Эта поездка поможет понять, что там происходит, что у ребят на душе.

Когда приезжаю «за ленточку», часто беседую с ними и нередко слышу: «Такое чувство, что о нас забыли, - люди живут, кайфуют, а мы здесь кровь за родину проливаем».

Все эти «вечеринки» и равнодушие обижают ребят на передовой, выполняющих долг перед родиной. Обижают и женщин, которые считают свою помощь фронту таким же долгом перед Россией. Марина Ермолаева, у которой оба сына - участники СВО, очень точно как-то сказала: «Я сразу решила, что должна быть здесь, должна помочь детям, нашей родине. Чтобы и себя чувствовать человеком, чтобы оставаться им до конца».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах