aif.ru counter
Карина Кадиева 94

Аскербий Нагаплев о кино

В этом году День российского кино совпадает с парадом планет, наблюдать который он мечтал всю жизнь. Не жалея об упущенном, он...

- В погоне за «жареными» фактами мы теряем себя. Человеческие отношения стали дефицитом. Какая там документалистика? Какой смысл жизни? Нам бы хлеба и зрелищ! - считает режиссёр-документалист Аскербий Нагаплев.

Не искать виноватых

- Аскербий Нухович, а чем для вас является День российского кино?

- Можно его критиковать, сколько угодно. Если сказать, что сегодня День российского кино - это день полупустых залов, провала кинопроката, разрекламированных «дутых» шедевров и мыльных опер, то отчасти это будет правдой. Но у российского кино есть история. Уникальная и богатая. Вы вдумайтесь, чем для меня, аульского мальчишки, было это кино? Увлекательным и манящим миром.

Мы за несколько дней готовились к приезду в аул передвижного кинотеатра. А потом пробирались в зал и с замиранием сердца следили за чудом, рождавшимся на экране.

Хотя мечтать о кино было всё равно, что мечтать о звёздах. Но именно о них я мечтал. Мечтал быть астрофизиком. Я бы и сейчас многое отдал за то, чтобы посидеть в тишине обсерватории и понаблюдать за звёздным небом. Но родители, пережившие войну, голод, были людьми практичными и считали, что человек должен иметь профессию, приносящую реальный кусок хлеба. Мама повторяла: «А что могут тебе дать твои звёзды?». Поэтому после школы я поступил в Воронежский политех на специальность «Экономика и организация машиностроения». Потом был Майкопский технологический университет. Но меня всегда тянуло к творчеству.

- Вы автор трёх почти поэтических фильмов о Черкесии. Почему эта тема? Злоба дня?

- Нет! Просто, кроме звёзд, меня волновала история, культура моего народа. Не общие фразы и факты, а судьбы человеческие. Эти фильмы - мои раздумья и надежды. Я собрал вокруг этой идеи неравнодушных людей. Наша интернациональная «бригада» во главе со знаменитым документалистом Вахтангом Микеладзе и тележурналистом Юрием Краузе, оператором Сашей Никоновым, актёрами Национального театра попыталась рассказать зрителю о трагедии целого народа. Не для того, чтобы искать виноватых. А чтобы попытаться понять и извлечь уроки из истории, которую знаем-то поверхностно. Так появилась серия документальных фильмов «Черкесия».

Без героя

- Но зачем вы выбрали жанр, который не пользуется у народа популярностью?

- Конечно, обидно, что российское документальное кино знают и ценят больше за границей. Но давайте не будем говорить за весь народ! Я снимал фильм для тех, кто хочет знать историю своей страны, для кого слово «родина» - не пустой звук. И как ни пафосно это прозвучит, я снимал фильм для тех, кому жить завтра.

Никогда не задумывались, какой кинодокумент сегодня интересен молодым? От спецэффектов уже подустали, даже тайна съёмок фильма о Высоцком уже не волнует. Но съёмка на мобильник... Я сейчас не о качестве, а о сюжетах: избиение подруги, убийство, насилие. Я считаю, нести уголовную ответственность должен не только тот, кто избивает и издевается над ближним. Ещё больше страшен тот, кто с любопытством и хладнокровием всё это снимает. Посмотрите, какими роликами кишит интернет! А авторы их вместо того, чтобы устыдиться, чувствуют себя героями. Мы утонули в равнодушии!

- А как спасать-то? Телевизоры отнести на свалку?

- Зачем такие крайности? Просто хватит догонять и перегонять Америку. Мы этим последние лет восемьдесят только и занимаемся. Ну, не станем мы Голливудом. Что теперь поделаешь? Но ведь были и у российского кинематографа свои взлёты. Самые любимые зрителями картины как раз считались малобюджетными: «Иваново детство», «Семнадцать мгновений весны», «Баллада о солдате», «Покровские ворота». Но какие это были сюжеты! Можно обложиться самой дорогой аппаратурой, но «Летят журавли» уже не снимешь.

- Если коротко, в чём беда нашего кино?

- У нашего кинематографа бед - пропасть. Но я бы выделил две - дефицит талантливых драматургов и полное отсутствие героя-современника. Пока у нас в героях ходили шахтёры и комбайнёры, американцы «рождали» спасателей человечества и монстров, ему грозящих. Так и продолжают историю о добре и зле. А мы, пустившись в свободное плавание, переняли только образы монстров. Чего не хватает нашим фильмам? Да самого простого и сложного одновременно: любви. К своему делу и своему зрителю. Не всё измеряется деньгами.

Знаете, Евгений Леонов сказал так: «Выше закона может быть любовь. Выше правды - милость. Выше справедливости - прощение». Три забытых слова, в которых мудрость веков.

 

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах