aif.ru counter
Елена Космачева 484

Холодный отжим. Как прежние власти Адыгеи кошмарили бизнес

Статья из газеты: «АиФ-Адыгея» №10 05/03/2014

В 1990 году на околице аула Егерухай Кошехабльского района, в поле стали строить завод.

За последний год количество преступлений в Адыгее сократилось больше чем в три раза. По мнению сотрудников полиции, на снижение криминогенной ситуации влияет уровень достатка. Но так было не всегда.

В 1990 году на околице аула Егерухай Кошехабльского района, в поле стали строить завод. Именно с этого здесь начиналось частное агропромышленное производство.

Первый частник

Сейчас это завод, который дал 200 рабочих мест для аульчан и селян из соседних районов Адыгеи и Краснодарского края. Здесь производят 150 тонн растительного масла в сутки, отчисляя миллионные суммы в бюджеты всех уровней. 22 года назад всё было иначе.

Руслан МАМРУКОВ вернулся в Адыгею после окончания московского вуза и понял – работать негде. Колхозы уже не колхозы, поля брошены, у крестьян нет денег на «горючку», семена и на жизнь. Но у молодого специалиста с профессиональными взглядами на сельское хозяйство сил – хоть отбавляй.

– Я сам нарисовал проект маслозавода и пошёл в Кошехабльский райком партии просить участок земли и разрешение на строительство. Думаю, мы всё это осилили, не осознавая, что нам предстоит, – говорит Руслан.

Бюрократические «барьеры» преодолевал долго. Стройку начали только в 90–м, в июле 91–го зарегистрировали первый в районе частный кооператив. Завод строили целых пять лет. Сами – без субсидий и бюджетной поддержки.

– 12 октября 1995 года в Майкопе проходил Всероссийский съезд агропромышленников России. Делегаты тогда приехали в Егерухай, поздравляли нас и хвалили за смелость. При них мы в первый раз включили производственную линию, – говорит Руслан.

Ещё пять лет после этого предприниматели зарабатывали свою марку качества на рынке сбыта. К 2000 году у них появился крупный партнёр в Санкт–Петербурге. В сельском хозяйстве Адыгеи тогда были трудные финансовые годы, земли частью оставались вообще не возделанными. И петербургский бизнесмен, владевший торговыми сетями в РФ, предложил Мамруковым инвестировать деньги в местное сельское хозяйство – чтобы у завода не было перебоев с сырьём.

– На расчётный счёт предприятия он перечислил крупную сумму на беспроцентных условиях. Договор был простым: мы передаём хозяйствам деньги, которые они потом возвращают на маслозавод подсолнечником по цене на момент уборки урожая. Так мы профинансировали хозяйства в Кошехабльском, Гиагинском, Майкопском и частично Шовгеновском районах. С этого момента у нас начались проблемы – власть увидела в нашем бизнесе свой интерес, – рассказывает Мамруков.

Под пресс

На завод в один момент приехали начальник милиции и налоговая инспекция Кошехабльского района с заявлением: на проходной устанавливают круглосуточный милицейский пост – для проверки количества машин с урожаем, килограммов семечек, содержания масла в жмыхе, влиянии завода на местную экологию, пожароопасность и всё вместе, включая техусловия.

– Глава района Нальбий Тхаркахов создал специальную комиссию. Мне позвонили и вызвали на 8 утра следующего дня в администрацию, где глава и поставил меня в известность о тотальной проверке, – рассказал бизнесмен.

В свой аул он вернулся в сопровождении восьми представителей районного чиновничества, налоговой, ОБЭП и прокуратуры.

– Если бы у них были реальные факты, документы, нас сразу объявили бы вне закона и закрыли завод. Мотив у тогдашней власти был один – забрать инвестора, вместе с которым уйдёт и выращенное сырьё, – объясняет Руслан.

Односельчане и рабочие тогда никак не могли понять, что происходит на заводе – кого «ловят» чиновники, заглядывая во все углы цехов и хранилищ?

– Прессинг был сильный, людям морально тяжело было работать. И я им ничего не мог объяснить, – говорит Руслан.

Инвестора действительно забрали. По словам Мамрукова, тогдашний премьер–министр Адыгеи Мухарбий Тхаркахов вместе с министром сельского хозяйства Цеевым лично встретили питерского бизнесмена в аэропорту Краснодара. Больше его на заводе не видели.

– Инвестор ушёл из Адыгеи – качество продукции Красногвардейского маслозавода, на который перебросили весь урожай подсолнечника, его не устроило. Видимо, он объявил об этом власти, отказавшись от сотрудничества, – вспоминает бизнесмен сегодня.

Мамрукова снова вызвали в администрацию республики, мол, тебе придётся всё–таки выполнить контракт. Собранный подсолнечник вернули из Красногвардейского, потребовав отработать поставки в Санкт–Петербург.

– Я видел, что премьер и все республиканские чиновники настроены против меня. Поэтому не стал спорить и не отказался. Нужно было сохранить имидж Адыгеи в бизнес–кругах агропромышленного комплекса РФ, я пересилил самолюбие, хотя считаю себя достаточно жёстким человеком, – говорит Мамруков.

Он вернул компании из Санкт–Петербурга всё, что инвестировали в выращивание сырья. Отстоял честь деловых отношений республики и удержал завод. По словам бизнесмена, больше ему никто не помогал извне, но и свои чиновники отступили.

Но не у всех предпринимателей района хватало сил и жёсткости. Комбинат нерудных материалов, пищевой цех, завод железобетонных изделий – те частные предприятия, которые возникли на базе бывших советских производств, неплохо начали работать, но затем исчезли.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах