aif.ru counter
Елена Космачева 961

Интервью с руководителем следственного комитета Адыгеи

Василий Семёнов о разделе полномочий, реформах и причинах

Следствие - не путь решения проблемы, а «хирургическое вмешательство», когда другими способами разрешить ситуацию в обществе невозможно. Поэтому на следователе лежит огромная ответственность принятия решений.

О причинах, толкающих человека на престуление, работе следователя и вере в неотвратимость наказания сегодня рассказал специально для читателей «АиФ - Адыгея» руководитель Следственного управления следственного комитета РФ по Адыгее Василий СЕМЁНОВ.

Осознание

- С некоторых пор правоохранительные структуры в Адыгее стали едва ли не главными поставщиками информации. Все так плохо, что нас нужно воспитывать, как говорят, «на чужих ошибках»?

- Нет. На мой взгляд, в последнее время сделаны беспрецедентные шаги в изменении внутренней политики правоохранительных структур. Такой степени доступности следствия я не видел никогда, хотя всегда имел непосредственное к нему отношение. Сегодня практически вся информация является доступной для общества. Исключение составляют случаи, связанные со следственной тайной или тайной личности. Взаимоотношения с обществом на местах регламентируются сегодня специальными документами Следственного комитета России.

- А что стало причиной таких изменений?

- Наше общество развивается, в том числе и его гражданское самосознание, которое является двигающей силой прогрессивных изменений. Это не может не влиять, в том числе, и на те личности, которые обществом руководят. Анализ ситуации показывает - требования сегодняшнего дня таковы. На мой взгляд, политика открытости закрытых ведомств – правильное решение. Но с оговоркой: если конкретика информации не нарушает чьи-то законные интересы. А в целом это помогает избежать следственных и судебных ошибок и недоразумений.

- Деление структур всегда связано с тем, что кто-то главный, а кто-то главнее. Следственное управление отнесли к последней инстанции?

- Думаю, это связано со становлением нового органа, когда 15 января 2011 года у Следственного комитета перестала существовать приставка «при прокуратуре». Тогда были изменены правила уголовного судопроизводства – полномочия руководителей следственных органов и полномочия прокуроров стали разными. Это не связано с тем, кто главнее, у нас разные функции. Такое решение было принято после небезызвестного «Кущевского дела». Теперь мы также обязаны вести личный прием граждан.

В поисках истины

- С чем приходят жители Адыгеи к вам?

- Около 80% обращений не связано с нашей деятельностью. Просто наболевшие вопросы сложившегося быта. Часто жалуются на длительное неисполнение судебных решений по гражданским делам – не могут взыскать долг. Много жалоб из сферы ЖКХ. Люди не могут добиться правды, приходят с большими томами бюрократической переписки с уполномоченными лицами. В общем, это здорово напоминает прокурорскую работу.

- Нас запутали количеством ведомств, и люди не знают, в какую дверь стучать?

- Если у человека возникла нужда обращаться в государственную структуру за помощью, он не обязан знать функции каждой из структур в отдельности. У нас более 70 различных контролирующих органов. Не так-то легко запомнить их названия и адреса, тем более полномочия! Люди имеют право обратиться в любой кабинет, чтобы получить точную информацию, кто обязан найти решение проблемы.

- Есть опасность, что чиновники пустят не сведущего «по кругу»…

- Не совсем так. Есть Федеральный закон о порядке рассмотрения жалоб и обращений граждан. Но правоохранительные органы руководствуются еще и Уголовно-процессуальным кодексом. Если человек сообщает о том, что совершено или готовится преступление, он, как правило, идет в Следственный комитет или в полицию. Не важно, расскажет он об этом или напишет, жалобу обязаны зарегистрировать в любой форме. И в определенный законом срок принять решение, какое ведомство должно вести расследование – МВД, Федеральная служба безопасности, госнаркоконтроль или Следственный комитет. Так действует любая правоохранительная структура, если к ней обратились не по адресу – подследственности. В каждом конкретном случае, если возникла необходимость выполнить неотложные следственные действия – когда преступление только совершено - они выполняются незамедлительно той структурой, куда поступило сообщение. Это и называется – «по горячим следам».

- Многие уверены, что выделение Следственного комитета в отдельную структуру увеличило штатный состав и затраты на содержание…

- Слышал о таких мнениях, как и о том, что нагрузка не увеличилась, а штат сотрудников вырос. Но я работал и в прокуратуре, и в Следственном комитете, могу привести статистику: в 2006 году – в преддверии отделения СК, в прокуратуре Адыгеи работало 27 следователей. В Следственном комитете сегодня - 21 следователь. Но следователям нужно начислять зарплату, убирать в их кабинетах, возить по служебным делам? Сотрудники, не относящиеся к следствию так же нужны, как и в любом другом месте. Кстати, штат прокуратуры тоже не увеличился, а уменьшился за счет того, что люди перешли работать в СК. Но вот работы у следователей не стало меньше, и вряд ли станет. Их главная задача – расследовать уголовные дела. Кроме того, есть еще целый список обязанностей. От них требуется также профилактика преступности, проведение сходов граждан и бесед в коллективе. Возможно, эти методы работы покажутся кому-то устаревшими, но они дают эффект. А вообще, еще древние философы говорили: преступность существует столько, сколько лет человечеству. Как и коррупция, кстати.

Явление древности

- Не зря говорят, что коррупция в России ведет свою историю из глубины веков?

- Это неверная точка зрения. Коррупции как явлению подвержены все государства, без исключения. Но в большей или меньшей степени – в зависимости от развития гражданского общества.

- Как вы объясните факт: в Адыгее за последний год фиксируется уменьшение количества преступлений, в том числе тяжких?

- Всплеска преступности не наблюдается не только в Адыгее, это характерно для всей России.

- А с чем это связано?

- Я бы объяснил совокупностью факторов. Конечно, мне было бы любопытно взглянуть на того человека, руководителя какой-то правоохранительной структуры, который бы сказал, что это он повлиял на такое качественное улучшение ситуации. В первую очередь, я бы посмотрел экономические факторы. Снизился процент безработицы в регионе, значит, люди заняты делом. У них появилась возможность зарабатывать честным путем деньги на содержание себя и семьи, снизилось количество преступлений. Этот фактор играет определяющую роль. Второй немаловажный аспект – социальная совесть, я бы сказал: нетерпимость к преступлениям со стороны семьи, коллег, соседей, сослуживцев и так далее. Я бы сказал, что этот фактор может сыграть даже большую роль, чем экономический. Третий момент – профилактическая работа всей правоохранительной системы. К слову, отмечу, я не могу оценивать итоги реформы МВД, но скажу, что мы сегодня активно взаимодействуем. В частности, в раскрытии тех категорий преступлений, в расследовании которых мы являемся профессионалами, специалистами и можем помочь. Скажем, в отношении преступности несовершеннолетних, а также преступлений против несовершеннолетних и малолетних, преступлений в сфере коррупции, должностных преступлений. С этого года мы также занимаемся налоговыми преступлениями.

- Взятки тоже относятся к вашей подследственности? Существует такое социальное «клише» - хочешь уйти от ответственности, заплати скажем, сотруднику ГАИ…

- Да, такие случаи выявлялись. Если быть откровенным до конца, скажу, что чаще они выявлялись в правоохранительных органах службами собственной безопасности, в том числе, в органах внутренних дел. Но и с привлечением оперативных служб федеральной службы безопасности по РА. Приведу пример: несколько лет назад мы заканчивали расследование уголовных дел в отношении следователя уровня аппарата МВД республики, причем, тогда для Адыгеи это была рекордная сумма взятки – свыше 300 тыс. руб. Он получил деньги от нескольких лиц за принятие или не принятие решений по делам, которые находились у него в производстве. У следователя очень много полномочий! Если он надумал «пойти» не туда, он пойдет. И выводы можно будет сделать прямо противоположные. По этому же делу был осужден и адвокат, который был посредником при требовании взятки.

- А те чиновники, которые имеют иммунитет неприкосновенности? Кто полномочен уличить их во взяточничестве?

- Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрено возбуждение и расследование уголовных дел в отношении, так называемых, спецсубъектов – защищенной категории лиц, к которым относятся адвокаты, следователи, депутаты, главы администраций, президенты, прокуроры, судьи. В ст. 447 УПК приведен перечень лиц, расследование совершенных ними преступлений, в том числе должностных – это исключительно прерогатива Следственного управления. В прошлом году также осуждены следователь и оперативный уполномоченный Госнаркоконтроля – за вымогательство денег с подследственного по уголовному делу. Уже в этом году мы направили в суд и, полагаю, что правильно квалифицировали его как действия организованной группы. Девять человек из руководящих должностных лиц системы УФСИН РФ по Адыгее уже осуждены - за хищения средств в особо крупных размерах. По этому уголовному делу нами допрошено более 400 свидетелей. Само дело насчитывает 270 томов.

Как украсть миллион?

- Хищения в особо крупных размерах – это что: отсутствие контроля руководством УФСИН или при молчаливой поддержке?

- В этом преступлении участвовали 10 человек, достаточно крупных руководителей системы. Это – люди в погонах, которые работали как в аппарате УФСИН, так и в колониях. Именно поэтому мы и посчитали, что действовала организованная группа. Хищения были вроде бы мало-помалу, а набежала крупная сумма. Те материалы, которые нами были исследованы, показывают, что они действовали таким образом на протяжении 5 лет. Доказанная сумма на сегодняшний день составила свыше 1,5 млн рублей. Ситуация там достаточно специфичная.

- Кроме этого, в Адыгее за коррупционные действия привлекались еще люди в погонах?

- Да, в том числе сотрудники ГИБДД – за получение взяток.

- Чиновники на подобных преступлениях попадались?

- Если говорить об органах исполнительной власти и местного самоуправления, у нас есть и на сегодня такие дела в производстве, они расследуются. Есть уже оконченные дела, с готовым направлением в суд. Попадаются чиновники разных категорий. С чем в первую очередь связаны их дела? На крупной взятке – более 2,5 млн руб., по нашему глубокому убеждению, проходит в уголовном судопроизводстве дело главы Теучежского района. Он совершил незаконные действия по выделению земельного участка, который стоит очень дорого, поскольку прилегает к Краснодару, руслу реки Кубань. Сделка была совершена им в пользу коммерческой фирмы очень дешево. По данным, которые добыты следствием, этому человеку предъявлено обвинение в получении взятки в особо крупном размере в виде автомобиля «Лексус» последней модели, купленном им в автосалоне. Покупку им автомобиля оплатила по безналичному расчету эта коммерческая фирма.

Стук быстрей, чем звук

- Василий Иванович, а как они попадаются? Вроде бы мы, как совестливые граждане, должны сообщать о том, что кто-то взял или требовал взятку. Но мнение народа, к которому нас приучили за годы советской власти – это «стукачество». О них сообщают или вы сами находите подобные факты?

- Да, люди действительно так говорят: стук распространяется быстрей. Чем звук…

- Информацию о нем кто-то сдал, я так понимаю?

- Касательно этого случая, нет. Такие вещи в исполнительной власти, на мой взгляд, не могут происходить шито-крыто: существуют контролирующие, надзорные органы, отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД по РА. Ну, не могут они пропустить такие вещи, даже если последствия законной уголовной расплаты несколько удалены по времени от события преступления. Преступления все равно всплывают! В отношении этого чиновника уголовное дело возникло в результате проверок хозяйственной деятельности администрации района. Ситуация вначале насторожила. Ну, а дальше, когда материалы проверок были получены следствием, мы провели слественно-оперативные, розыскные мероприятия по объективному установлению обстоятельств случившегося. Это достаточно долгосрочный и трудоемкий процесс. Случилось в 2009 г., в 2010 г. мы закончили расследование, до сих пор дело рассматривается Краснодарским краевым судом. Не просто, как видите, дается такая работа.

- Мы коснулись чиновников исполнительной власти. Что чаще всего их подводит – пренебрежение должностными полномочиями? Или, как трактует Уголовный кодекс, превышение полномочий?

- Там выявляются либо грубое незаконное вмешательство в законную коммерческую деятельность, которая квалифицируется нами как злоупотребление должностными полномочиями, либо их превышение, либо, есть еще такая норма закона – вмешательство в коммерческую деятельность. Кстати, эта статья долго была «мертвой» в Уголовном кодексе РФ, но в последнее время Следственный комитет ее расшевелил и стал применять. Мотивы вмешательства в законную коммерческую деятельность могут быть разными, но чаще всего – кто-то из близких или знакомых коммерсантов попросил помочь…

- В чем?

- Полномочия у органов местного самоуправления сегодня есть. Они распределяют бюджетные средства, проводят конкурсы, в соответствии с пресловутым законом 94-ФЗ, о котором в последнее время много говорят. Местные чиновники в состоянии повлиять на эти моменты. Тот, кто начинает заниматься такими вещами, попадает в поле зрения органов оперативно-розыскной деятельности, прокуратуры. Не часто у нас возбуждаются коррупционные дела по заявлению – то, о чем вы спрашивали.

Две стороны

- Как бороться с заинтересованной в коррупции стороной?

- По сути, в коррупции заинтересованы не только чиновники. В коррупции две заинтересованных стороны: одна, минуя закон, пытается решить свою проблему, другая стремится обогатиться на этот счет. И обе эти стороны не заинтересованы идти к нам. Поэтому большая часть таких преступлений выявляется оперативниками силовых структур. И службами собственной безопасности, если это касается самих «силовиков». А также различными надзорными проверками прокуратуры. Кстати, в этом году мы заключили 7 соглашений с контрольными органами республики, например, счетной палатой, территориальным управлением росфиннадзора по Краснодарскому краю в части Адыгеи. А также с инспекцией труда в РА по невыплатам зарплаты, травматизму на производстве, что является нашей исключительной подследственностью. Еще с территориальным органом статистики - Адыгеястат, через который проходят все цифры и анализ всех сфер деятельности, и другими. Когда в этих учреждениях находят какую-то нестандартную ситуацию, на определенной стадии проверки уже подключаются к работе сотрудники следствия. Это очень важно, поскольку необходима оперативность в принятии решений, сохранность документов, свидетельствующих о нарушениях.

- Есть определение коррупции?

- Конечно. Использование своего служебного положения в личных целях. Но не каждое использование служебного положения в личных целях является преступлением и не всякая деятельность подвергается уголовному преследованию. Мы реагируем на острые проявления коррупции. Преступлением становится то, что причинило существенный вред охраняемым законом интересам государства, общества, отдельной организации или человека. Этими делами занимается Следственное управление следственного комитета РФ по РА. Есть также иные коррупционные правонарушения, которые не попадают к нам – на сегодня действует много норм антикоррупционного законодательства: закон о госслужбе, о противодействии коррупции, в соответствии с которым и мы, и все госслужащие обязаны предоставлять налоговую отчетность, сведения о доходах, как своих, так и членов семьи. - Что, в таком случае, считается правонарушением? - Не внесение сведений по невнимательности, забывчивости не образуют состава преступления. Хотя являются коррупционными правонарушениями. И несут дисциплинарные наказания, административную ответственность.

- Но в большинстве случаев люди и это считают грехом…

- Понимаю. Но совсем иное дело, когда вытесняется из поля деятельности, фактически доводится до банкротства коммерческое предприятие. Вот пытается человек работать, а сидит где-нибудь чиновник и не пропускает документы. И этот коммерсант бьется о такой барьер, как о стену! Есть такие факты.

- Например?

- Нами привлекается к уголовной ответственности один из руководителей администрации города Майкопа – начальник отдела. Ему вменяется препятствие законной предпринимательской деятельности. Предпринимателя просто старались исключить из участия в конкурсе.

Бюджетный кошелек или жизнь?

- Хищения бюджетных средств вами выявляются?

- Да, в этом направлении мы имеем большую практику. Дела очень сложные в распутывании и сборе доказательств, но определенные достижения у нас есть. Пожалуй, наиболее серьезным по сумме причинения ущерба является дело по программе «Юг России». Это дело о хищении крупной суммы бюджетных денег, выделенных на строительство автодороги в Майкопском районе «пос. Гузерипль – Лунная поляна». Там, по нашему убеждению, десятки миллионов бюджетных средств истрачены нецелевым порядком, за что предусматривается отдельная уголовная ответственность. Одно уголовное дело по этому факту мы уже направили в суд. Однако, я думаю, что мы будем расследовать в этом деле и способы хищения. Один вариант – нецелевое использование средств, и совсем другой – установить и доказать, кто же эти деньги положил себе в карман вместо того, чтобы для жителей Адыгеи, ее гостей построить дорогу, которая бы работала. Часть этого расследования уже проведена, думаю, мы его закончим. И виновники понесут заслуженное наказание.

- Еще есть примеры?

- У нас было значительное количество материалов и уголовных дел, что дает возможность говорить о распространении практики, когда деньги хозяина расходуются, скажем так, субъектами бюджетных отношений. Закончено, к примеру, дело в отношении главы администрации Гиагинского поселения. Там порядка 10 млн рублей зарыты в землю. По заключению технической экспертизы были допущены грубейшие нарушения при строительстве водопровода в этой станице. При этом подписаны платежные документы, по которым коммерческой фирме были перечислены деньги без выполнения этих работ. При этом мы учитываем не только ущерб, причиненный государству, но и то, что жители станицы не получают чистой питьевой воды.

- В органах госвласти нечистые на руку чиновники в Адыгее тоже есть?

- Уже вступил в законную силу не один судебный приговор. Один из них – в отношении руководителя управления архитектуры и градостроительства администрации г. Майкопа, который параллельно создал коммерческую фирму, которая была зарегистрирована на его супругу. Предмет в том, что работы выполнялись за зарплату сотрудниками управления образования, а доходы от этого получала данная коммерческая фирма.

Преступление и наказание

- Василий Иванович, сегодня люди часто говорят – ничего у нас не расследуется, а уголовные дела не проходят через суд или вообще не доходят до суда. Откуда такое убеждение?

- Интересный факт: на наш сайт поступает сообщение, в котором человек пишет: я знаю вами возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника ГИБДД по г. Майкопу такого-то за то, что он получил взятку, а я знаю, что дело не доведено до суда. В общем, этот «оборотень в погонах» ушел от ответственности. Сообщение не анонимное, подписано жителем г. Майкопа. Мы пригласили его беседу, чтобы узнать, откуда у него такая информация, поскольку обязаны отреагировать в отношении собственных следователей, которые, возможно, допустили просчеты в работе. В результате узнали, что человек, фамилией которого подписано сообщение с указанием даже его места работы, к данной информации не имеет отношения. Как выяснилось, дело закончено, в установленный срок направлено в суд и по нему вынесен обвинительный приговор.

- Взяточник, о котором шла речь, посажен за решетку?

- Могу сказать, что сегодня нет цели «всех побросать в тюрьму»! Но и такие категории дел, как взяточничество, любое преступление, касающееся коррупции, на нашем уровне – Следственного управления - не прекращаются. Мы их доводим до суда. Основанием для прекращения дела в суде может быть только возмещение причиненного ущерба. Не самоцель – отправить взяточника за решетку. Главное – наказать материально. Сегодня законодательство в этом отношении изменено, введен кратный размер возмещения ущерба. Представьте себе, если 1 млн взятки может обернуться в 100 млн рублей суммы наказания! Вот, о чем идет речь.

- По каким основаниям могут быть прекращены коррупционные уголовные дела?

- В связи с примирением с потерпевшим – в отношении дел по невыплате заработной платы. Характерный пример: еще в 2006 г. у нас было уголвное дело в отношении руководителя организации «Транссоцсервис», работавшая на базе деревообрабатывающего комбината, когда более 300 работников остались без зарплаты на длительное время. Сумма невыплаты составляла более 6 млн рублей – достаточно значительная сумма. Это – один из последних случаев в Адыгее, когда создалась социальная напряженность в обществе, люди выходили с плакатами и обоснованными требованиями на площадь перед Домом правительства республики. В этой ситуации тогда глава республики погасил долг из собственного резервного фонда. Однако руководитель этого предприятия не ушел от наказания. Впоследствии мы убедили суд, что он – общественно опасен, поскольку скрылся от следствия, был жителем другого региона и беспрепятственно пересекал границы РФ. Но ситуация требовала разрешения, и мы объявили его в международный розыск, по судебному решению заочно его арестовали. В прошлом году он был задержан, этапирован сюда. Мы объяснили ему, что даже в таком небольшом субъекте РФ как Адыгея, законы необходимо соблюдать. И вся сумма была им погашена, а уголовное дело прекращено в виду примирения сторон.

- В отношении лозунга «Уплатил налоги и спи спокойно» также происходит?

- Эта норма имеет сегодня законное действие. Мы работаем в тесной связке с налоговым управлением. И предлагаем людям, у которых образуется в связи с налоговой задолженностью состав преступления, погасить долг добровольно. В этом случае официально они освобождаются от уголовной ответственности. Важно, чтобы деньги поступали в бюджет. Есть случай в Гиагинском районе в этом году, когда мы обошлись даже без возбуждения уголовного дела. Задолженность в несколько миллионов рублей была погашена человеком, и мы без уголовного преследования приняли решение об отказе в возбуждении дела. Есть случаи, когда уголовные дела возбуждены, но люди погашают задолженность, и это является основанием для прекращения преследования. Других причин быть не может. Неотвратимость наказания объективно существует.


Досье

Василий Семенов – родился в 1967 г. в Норильске Красноярского края. В 1992 г. окончил юридический факультет Красноярского госуниверситета. Работал следователем прокуратуры Красноярска. С 1997 г. занимал должности старшего следователя, следователя по особо важным делам, прокурора-криминалиста прокуратуры РА. Был назначен заместителем прокурора, затем в течение 5 лет возглавлял прокуратуру Майкопа. Занимал должность заместителя прокурора республики, с которой был назначен руководителем Следственного комитета, а затем Следственного управления следственного комитета РФ по РА.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах